Скидка
Поделиться:

Быть Ивановым. Пятнадцать лет диалога с читателями

  • Прямой и честный диалог автора со своими читателями.
  • Интерактив современной литературы.
  • Россия, общество и культура глазами Алексея Иванова.

590 ₽
501
Купить книгу
Издательство:
Альпина нон-фикшн
Разделы:
Год издания:
2020
ISBN:
978-5-00139-253-8
Тип обложки:
Твердый переплет
Количество страниц:
336
Возрастные ограничения:
16+

Этот сборник — результат 15-летнего диалога писателя Алексея Иванова со своими читателями. Вначале это была переписка в вопросах и ответах, затем она переросла сетевой формат и превратилась в многосторонний анализ нашей жизни и процессов, происходящих в политике, экономике, публицистике, культуре и писательском ремесле.

Один из самых известных и ярких прозаиков нашего времени, выпустивший в 2010 году на Первом канале совместно с Леонидом Парфеновым документальный фильм «Хребет России», автор экранизированного романа «Географ глобус пропил», бестселлеров «Тобол», «Пищеблок», «Сердце Пармы» и многих других, очень серьезно подходит к разговору со своими многочисленными читателями.

Множество порой неудобных, необычных, острых и даже провокационных вопросов дали возможность высказаться и самому автору, и показали очень интересный срез тем, волнующих нашего соотечественника. Сам Алексей Иванов четко определяет иерархию своих интересов и сфер влияния: «Где начинаются разговоры о политике, тотчас кончаются разговоры о культуре. А писатель — все-таки социальный агент культуры, а не политики».

Эта динамичная и очень живая книга привлечет не только поклонников автора, но и всех тех, кому интересно, чем и как живет сегодня страна и ее обитатели.

  • Полит.ру в разделе Pro Science разместили отрывки из книги Алексея Иванова «Быть Ивановым. Пятнадцать лет диалога с читателями»

    В 2005 году известный писатель Алексей Иванов, автор романов «Сердце пармы», «Золото бунта», «Псоглавцы», «Тобол» и других, открыл свой сайт и начал отвечать на вопросы, присланные читателями. Самые интересные из этих вопросов собраны в выходящей сейчас книге.

    Мир российской провинции, противостояние столицы и страны, сложные вопросы отечественной истории, государство и общество, писатель в современном мире, какими должны быть экранизации, как работает писатель – вот лишь некоторые из тем, которые обсуждает со своими читателями Алексей Иванов. Предлагаем прочитать ответы писателя на несколько вопросов.

    28.11.2010. Александр

    Как «выправлять общество»? Возможно ли это без дубины, ведь у русского человека в архетипе заложена соответствующая мотивация?

    Какая мотивация заложена у русского человека? Всё делать только из-под дубины? Сомневаюсь. «Выправлять общество» — размытая формулировка. Как конкретно выправлять? Отучать воровать? Можно и угрозой дубины. Хотя, конечно, лучше каким-то более человеческим способом. Но вот вести себя как гражданин угрозой дубины не заставить. Дубина вообще мотивирует на достаточно ограниченное количество действий. И далеко не всех. А про архетип дубины в сознании русского человека хочется процитировать диалог из собственной «Блуды и МУДО»: «Надо, чтобы воровать было сложнее, чем зарабатывать. Тогда проще будет жить по-человечески. — Какие-то утопические вещи вы говорите. — Если никто не пробовал, то не значит, что это невозможно. — Почему не пробовали? Пробовали. Не получилось. — Не пробовали. Охрана или наказание, вот чего пробовали, а других способов не пробовали. Потому что не пробовать тоже проще».

    29.05.2011. Никита

    Вот вы пишете: вернулся совок. Что это значит? Я знаю очень много молодых людей, которые в силу своей неопытности только недавно начали осознавать всю опасность нынешней ситуации. А молодость не может ждать, пока «старцы» слушают ветер. Что делать тем, кто уже не может спокойно взирать на форматирование сознания?

    «Совок» — это когда лидера назначают сверху, когда есть идеология вместо идеи, когда партия — единственная, а самореализация возможна не через профессионализм, а через лояльность, когда нет механизмов смены формата и ответственности за содеянное, нет честной конкуренции и нет гражданского общества. К социализму или капитализму «совок» имеет весьма опосредованное отношение: в Швеции во многом социализм, но не «совок», а в России во многом капитализм, но всё равно «совок». Как выяснилось, частная собственность, открытые границы и доступ к информации «совку» не помеха. Что могу посоветовать? Берегите свою свободу. И личную свободу, и свободу мысли. Как говорил Саша Белый в «Бригаде», «живи своим умом, Пчёла». Искусство жить, как известно, это не наука потреблять, а твёрдость самостояния.

    Источник: Полит.ру
    23 августа 2020

  • ТАСС разместили отрывок из книги Алексея Иванова «Быть Ивановым. Пятнадцать лет диалога с читателями»

    Многие читатели знают Алексея Иванова по его романам "Географ глобус пропил", "Тобол" и "Сердце Пармы". Его книги с удовольствием экранизируют, а сам писатель частенько выступает в роли сценариста. За 15 лет своей карьеры он успел коснуться множества социальных проблем, которые волнуют современное общество. А еще очень много общался со своими читателями в сетевом формате. И поскольку темы его книг обширны, то и вопросы у аудитории были разные: например, чем плохо самовыражение, как определить, хорошее произведение или нет, почему герои его книг — неудачники.

    В конце концов ответов на них скопилось так много, что писатель решил собрать диалоги в один большой том. Так появилась книга "Быть Ивановым", которая выходит в издательстве "Альпина".

    Почитайте отрывок из третьей части этой работы, где Иванов обсуждает Виктора Пелевина, признается, что не знает Дмитрия Пригова, рассуждает, может ли (и должен ли) существовать пиратский рынок, и рассказывает, какое у него отношение к мату в литературе.

    30.06.2013. Михаил

    Сейчас читаю Дугласа Адамса, всю его серию про "Автостопом по Галактике". Скажите, а писатель-фантаст — обязательно атеист?

    М-м... Даже не знаю. Ведь многие фантасты верят (именно сами верят, а не просто пишут) в летающие тарелки, параллельные миры, метампсихоз и телепортацию, предшествующие цивилизации, масонов, реинкарнацию, оборотней и прочее-прочее. Это, конечно, не чистая вера в бога, но и не атеизм. Добавьте зацикленность на "создании миров", что есть перверсия сектантского сознания... В общем, может быть, фантасты и не верят в бога традиционных конфессий, но у них в голове каша, и атеистической трезвости ждать не приходится.

    P.S. В советское время из "Соляриса" Лема убирали размышления о том, что океан планеты Солярис — это бог. Лем — эталонный атеист, позитивист, рационалист. Но сама возможность разговора о боге на примере реального физического объекта говорит о том, что фантасты, в отличие от Лапласа, "в этой гипотезе нуждаются". Проблема бога и религии в мире хайтека и новых философских систем гениально подана в романе Сергея Павлова "Волшебный локон Ампары".

    25.02.2014. Инна

    Вы говорили, что любите Толстого больше, чем Достоевского. Я, например, Достоевского больше люблю. Потому что его герои — это надрыв, отчаянность, стояние на краю. Наверное, я сама такая. Я человек не ума, а чувства и интуиции. Как-то так. А чем вам ближе Толстой?

    Художественный метод Толстого, основное средство выразительности, способ отражения и познания действительности — точность. Пресловутая "корявая" речь Толстого корява как раз потому, что Толстой ищет наиболее точную фразу, и не всегда язык способен к такой точности, приходится его проминать, ломать, затачивать, нарушать благолепие. У Толстого нет ни одной фальшивой ноты. Все, что должно быть сказано, — обязательно сказано, и ничего лишнего. Самое важное названо самым важным, ерунда названа ерундой. Вот этим высоким совершенством, этой адекватностью меня и восхищает Толстой.

    Источник: ТАСС
    31 августа 2020

  • Новая Гезета разместила фрагменты из книги Алексея Иванова «Быть Ивановым. Пятнадцать лет диалога с читателями»

    В сентябре в издательстве «Альпина нон-фикшн» выходит новая книга Алексея Иванова «Быть Ивановым». Но пока мы предложим почитать вам кое-что другое. Это фрагменты многолетнего разговора читателей с уважаемым ими писателем.

    Несомненной цитатой из письма названа первая глава книги: «А вы вообще-то Россию любите?». Трудно задать более провокационный вопрос автору «Золота бунта», «Горнозаводской цивилизации», «Тобола», брутального «Ебурга», однако народ у нас бдительный. Вечным отечественным вопросом озаглавлена вторая глава: «Что не так с нашим обществом?». О Москве и России, о региональных проектах Поморья, Урала, казачьего Юга как о поиске смыслов российских земель, о жизни и словесности идет речь в этой уникальной переписке, фрагменты из которой мы публикуем сегодня.

    07.02.2008. Кирилл

    Любопытно ваше определение «московитства», которое не понимает, как это можно оставаться жить не в Москве, когда есть возможность в Москве. В таком случае бесспорными московитами являются именно те, кто в Москву уехал. На вашем сайте есть хороший пассаж от одного посетителя: «Вы не понимаете, что Москва — это люди из Нижнего Новгорода, Свердловска, Новосибирска, у которых есть амбиции и которые работать умеют получше, чем те, кто остался!» Полагаю, что за такое автор достоин получить по кумполу сразу с двух сторон: и от коренного москвича, и от коренного нижегородца (екатеринбуржца, новосибирца), оставшегося в родном городе. Вообще не известно, чем является переезд: умением работать или умением устраиваться?

    Москва — национальный комплекс неполноценности. Людям требуется какое-то признание их достоинства непременно через отношение с Москвой. Все это — признак нездорового положения столицы.

    Конечно, вы правы. Однако все «приезжие москвичи» ассоциируются с коренными — не будешь ведь просить рассказать биографию. Недопонимание есть с обеих сторон — и с московской, и с провинциальной.
    Я не считаю, что уехать в Москву и добиться чего-либо — это подвиг («хотя что-то героическое в этом есть»). Я уважаю тех, кто добивается своего, не являясь на поклон Москве. Объективно ничего дурного в переезде, конечно, нет, но в условиях России оттенок «прогнутости» от переезда остается всегда.

    Насчет того, что в Москве — «самые умеющие работать», это бред. Как и везде, там всякие. …Хотя пылкое провозглашение «провинциалы лучше!» проистекает не из того, что провинциалы лучше, а из соображений психологической компенсации. Москвич легко может быть снобом в провинции (особенно когда провинция лакейски принимает его снобизм), но вот провинциалу быть снобом негде. Тем и ценно жительство в Москве, что вне зависимости от своего реального успеха ты можешь смотреть свысока хотя бы по географическим причинам.

    Источник: Новая Газета
    31 августа 2020

  • Издание Meduza опубликовало интервью с писателм Алексеем Ивановым, автором книги «Быть Ивановым. Пятнадцать лет диалога с читателями»

    Вышедшая в сентябре книга писателя Алексея Иванова — «Быть Ивановым» — состоит из бесед с читателями, которые автор ведет с 2005 года (сначала он отвечал на вопросы на форуме, теперь — в соцсетях). Писатель рассказал «Медузе» о новой книге «Тени тевтонов» и о том, почему не говорит с аудиторией о Беларуси и Навальном. А еще объяснил, почему на смену эпохе вампиров пришла эпоха зомби.

    — На какие темы были самые ожесточенные дискуссии?

    — Самые ожесточенные дискуссии всегда возникают на темы, которые действительно современны. Именно современны, а не актуальны. Актуальность — это, скажем так, функция от сегодняшнего быта, а современность — функция от сегодняшней эпохи. А наша эпоха — время пришествия виртуала. Поэтому самые длительные споры складывались, например, по поводу соцсетей.

    Соцсети воспринимаются позитивно аж до параноидальности. Люди находят недостатки даже в Нагорной проповеди, но считают, что соцсети — абсолютное благо. Однако соцсети — такое же амбивалентное явление, как и все остальное в мире. По поводу вызова, которым соцсети являются для культуры, больше всего копий и ломалось.

    — Как раз прочитала у вас, что соцсети — это экзистенциальная ловушка. Вы не могли бы объяснить более подробно свою мысль?

    — Теме экзистенциальных ловушек я посвятил роман «Ненастье», хотя он и не про виртуал. Вообще экзистенциальная ловушка — это ситуация, в которой находиться бессмысленно, но выйти невозможно, пока человек не изменит самого себя. Понятно, что человек может утонуть в бесплодном общении в соцсетях, и ему не освободиться от жажды пребывать в этом состоянии, даже если он выдерет все провода у себя в квартире. Вырваться из этой ловушки человек может только тогда, когда перекроит собственные мозги и сам себе объяснит, почему нельзя быть «девочкой, живущей в сети», как пела Земфира. В этом смысле соцсети, конечно, являются экзистенциальной ловушкой, как и любая зависимость вплоть до наркомании.

    Но это не главная опасность соцсетей. У них есть другие особенности, которые делают их угрозой для культуры — а может быть, новым форматом культуры, который мы еще не освоили.

    Источник: Meduza
    Интервьюер: Мария Лащева
    13 сентября 2020

  • Газета.ру опубликовала интервью с писателм Алексеем Ивановым, автором книги «Быть Ивановым. Пятнадцать лет диалога с читателями»

    — Книга «Быть Ивановым» подкупаем вдумчивыми и глубокими ответами. При ее чтении невольно возникает вопрос — почему, имея такие правильные и логически обоснованные ответы, мы все равно не можем решить проблемы, на которые они отвечают?

    — Для меня это тоже огромная загадка. Почему, зная «что такое хорошо, и что такое плохо», люди все равно поступают плохо? Соблазн или выгода — очевидные причины. Возможно, дело в иррациональной природе человека. Или в глупости, в надежде на «авось». Ответов — огромное количество, и ни один из этих ответов не объясняет всего. Но в комплексе они, наверное, охватывают явление целиком. Конечно, очень печально, что так происходит, но это факт нашей жизни. Я думаю, что так будет продолжаться еще очень долго.

    — Заложена ли в название книги отсылка к названиям фильмов «Быть Джоном Малковичем» и «Быть Стенли Кубриком»?

    — Заложена. Вы первый, кто это отметил, мне приятно. Конечно, я ориентировался именно на эту традицию. Небольшую, но интересную. Разумеется, в названии «Быть Ивановым» я имел ввиду не совсем себя. Иванов — фамилия нарицательная. По сути дела — никакая. И название этой книги можно истолковать как «Быть русским в России», а не «Быть писателем Алексеем Ивановым». Потому что «Иванов» — значит, любой. И вообще книга не биографическая, не про меня. Разумеется, я — автор, разумеется, я отвечаю на вопросы, но, как известно, хорошо сформулированный вопрос — уже половина ответа, следовательно, те, кто задавал мне вопросы, являются соавторами книги. И книга — разговор о том, что значимо для всех.

    Источник: Газета.ру
    Интервьюер: Борис Шибанов
    14 сентября 2020

  • Журнал Огонёк опубликовал интервью с писателм Алексеем Ивановым, автором книги «Быть Ивановым. Пятнадцать лет диалога с читателями»

    В издательстве «Альпина нон-фикшн» вышла книга «Быть Ивановым» — сборник по мотивам пятнадцатилетней переписки Алексея Иванова со своими читателями. «Огонек» поговорил с писателем об эволюции культурного героя и о пользе исторического отстранения.

    — Как вы конструировали эту книгу? Есть ли в ней завязка, развитие, кульминация? Если да, то какой момент самый важный?

    — «Быть Ивановым» — не роман, и он строился не по законам драматургии романа. Эта книга — просто большой разговор. Он разделен на шесть частей, шесть тем. День сегодняшний как часть истории; современные проблемы российского общества; новый формат российской культуры. Далее некий писательский тренинг, споры в моих собственных произведениях; наконец, всякая всячина. Эта книга интерактивна — ее можно читать с любого места в любом направлении.

    — Вы отвечаете на вопросы с 2005 года. Как за это время сместился фокус интереса у читателей? Можно ли говорить о какой-то тенденции? Политика, общественные проблемы, проблемы выживания?.. И главное — как поменялись за это время ваши личные взгляды на жизнь? Есть ли в прежних ваших ответах сегодня то, что теперь кажется смешным и наивным?

    — У меня на сайте около 4 тысяч ответов, в книгу вошла только десятая часть. Конечно, фокус интереса менялся. Например, до кризиса 2008 года кипели страсти вокруг гламура. Что такое гламур? Это не просто тряпки и флаконы, а идеология, которую транслировала богемная тусовка, в наше время отвечающая за смыслы. Но гламур издох после кризиса. Поэтому я не поставил в книгу споры о гламуре — его время прошло. А другие темы остались. Например, тема главного культурного героя эпохи. Понятно, почему в девяностые главным героем был браток. Но почему, допустим, в нулевые стал вампир?.. И почему в десятые годы вампиров сменили зомби? Почему сейчас главным культурным героем становится блогер? Это все очень интересные вопросы. Вместе с течением жизни эволюционируют образы, форматы, но не принципы. Пятнадцать лет назад я верил в свободу и сейчас продолжаю верить в нее. Пятнадцать лет назад применительно к вопросу о свободе мы говорили о братках, а сейчас — о блогерах. Пятнадцать лет назад говорили о фильмах — а сейчас о сериалах. Пятнадцать лет назад говорили о постмодернизме, а сейчас — о метамодерне. Нет ничего наивного и смешного.

    Источник: Огонёк
    Интервьюер: Мария Лащева
    28 сентября 2020

  • IQ.hse.ru разместили фрагменты из книги Алексея Иванова «Быть Ивановым. Пятнадцать лет диалога с читателями»

    Российский прозаик, автор замечательных романов «Сердце пармы» и «Географ глобус пропил» Алексей Иванов 15 лет вёл переписку со своими читателями — результатом стала его новая книга «Быть Ивановым», вышедшая в издательстве «Альпина нон-фикшн». IQ публикует фрагменты, в которых писатель отвечает на вопросы и рассуждает о смысле литературы, творчестве своих современников и моде на конспирологию.

    25.04.2011. Служкин

    Спасибо вам за то, что реализуете мечту одного из героев Сэлинджера, который хотел вот так запросто поговорить с понравившимся писателем. Догадываюсь, сколько сил и времени это отнимает. Интересны ваши мысли по поводу этого диалога с читателями. Возможен ли он? Не достаточно ли просто книг? И нет ли у вас соблазна, намерения порвать с внешним миром (как тот же Сэлинджер, например, или как это делает Пелевин)?

    Я бы не стал уподоблять общение на сайте мечте Холдена Колфилда: всё- таки это не совсем то, что Холден имел в виду. Но рядоположенное явление. Зачем мне это надо? Н-ну… Однажды какого-то знаменитого альпиниста спросили: «Зачем вы ходите в горы?» — и он ответил: «Потому что они существуют». Вот по этому принципу я и общаюсь с читателями. Если такой способ коммуникации есть, значит, надо его задействовать. Я не хочу пересолить, заводя страницы во всех соцсетях, достаточно сайта. Но что-то должно быть, хотя бы одно, такова культурная ситуация.

    И вот тут вполне уместно сказать о Пелевине.

    Отсутствие Пелевина и уход Сэлинджера — онтологически совершенно разные стратегии. Сэлинджер сказал всё, что думал, ушёл и замолчал, потому что не хотел повторять: всё равно «кругом одни кретины», как пояснил бы Холден. Пелевин — совсем иное. По-моему, Пелевин писатель средний. Но он придумал новый художественный метод анализа действительности. Поэтому после Пелевина писать так же, как до него, — анахронизм.

    Источник: IQ.hse.ru
    26 октября 2020

  • В издании Деловой Петербург вышла рецензия Анастасии Житинской на книгу Алексея Иванова «Быть Ивановым. Пятнадцать лет диалога с читателями»

    Для Алексея Иванова не органично «вещать с трибуны" по политическим или общественным проблемам. И если ему хочется донести свою мысль, то лучше он напишет художественную книгу: «Мне кажется, что писатель нужен, чтобы интересно рассказывать разные истории. Придуманные или непридуманные. Всё остальное в миссии писателя, например общественная позиция, — по личному желанию. Истории, которые он рассказывает, не заменит никто — ни история как наука, ни журналистика, ни блоги в интернете, ни рассказы знакомых». Поэтому по личному желанию он ведёт сетевые диалоги с читателями, но всегда беседует на равных, больше желает услышать, чем подсказать. Ведь справедливо говорят, что в хорошем вопросе уже заключена половина ответа.

    Книга «Быть Ивановым» сложилась как раз из таких разговоров с читателями на сайте. В ней собраны вопросы и ответы за последние 15 лет, и в таких случаях всегда любопытно посмотреть на изменения — оправдались ли надежды, сбылись ли прогнозы, какие события казались важными, а теперь уже совсем забыты. Но если бы книга была всецело посвящена актуальности, её вообще не стоило бы печатать: она устарела ещё 15 лет назад. Этот сборник с куда большим сроком годности именно потому, что фокус большинства вопросов и ответов не на актуальности, а на современности. И в чём, собственно, дьявольская разница?

    «Актуальность происходит здесь и сейчас, а современность — это функция от общего исторического вопроса», — говорит Иванов. Ведь в этом и есть то, за что его книги любят, читают и экранизируют — за возможность увидеть и осознать современность в истории и своё место в ней. Второе даже гораздо важнее — что нам может такого дать, казалось бы, бездушная история? А вот увидеть себя — дорогого стоит.

    Источник: Деловой Петербург
    Автор: Анастасия Житинская
    30 октября 2020

Рубрики

Серии

Раздзелы

Издательство