Новинка
Поделиться:

До конца времен. Сознание, материя и поиски смысла в меняющейся Вселенной

  • Одна из немногих книг, доступным языком объясняющая понятие энтропии.
  • Идеальная книга для тех кто, интересуется устройством Вселенной и ее будущим.

610 ₽
549
Купить книгу
Издательство:
Альпина нон-фикшн
Разделы:
Входит в серию:
Год издания:
2020
ISBN:
978-5-00139-343-6
Переводчик:
Наталья Лисова
Научный редактор:
Александр Сергеев
Тип обложки:
Твердый переплет
Количество страниц:
548
Возрастные ограничения:
12+

Брайан Грин — крупный физик-теоретик и знаменитый популяризатор науки. Его книги помогли многим познакомиться с теорией струн и другими важнейшими идеями современной физики.

«До конца времен» — попытка поиска места для человека в картине мира, которую описывает современная наука. Грин показывает, как в противоборстве двух великих сил — энтропии и эволюции — развертывается космос с его галактиками, звездами, планетами и, наконец, жизнью. Почему есть что-то, а не ничего? Как мириады движущихся частиц обретают способность чувствовать и мыслить? Как нам постичь смысл жизни в леденящей перспективе триллионов лет будущего, где любая мысль в итоге обречена на угасание?

Готовые ответы у Грина есть не всегда, но научный контекст делает их поиск несравненно более интересным занятием.

  • Блестящее и живительное чтение... На страницах книги автор разворачивает ткань наших нынешних представлений, искусно распутывает, а затем переплетает научные представления обо всем — от черных дыр до квантов и ДНК, отслеживая, как материя сотворила сознание, а затем и воображение, исследуя притяжение вечности, искусство рассказа и возвышенное.

    Мария Попова
    Brain Pickings

  • Грандиозно и очень доходчиво... [Грин] вплетает личные истории, научные идеи, концепции и факты в великолепный гобелен... Замечательно, как мистер Грин в своей книге погружается в глубокие вопросы, которые не только не имеют простых ответов, но и, возможно, вообще никогда не будут разрешены.

    Приямвада Натараджан
    профессор астрономии и физики в Йельском университете, автор книги «Карта Вселенной. Главные идеи, которые объясняют устройство космоса»

  • Книга изобилует идеями... Рассказ Грина о том, как он лежал ночью в лесу, завороженный северным сиянием, наводит на мысль о философии Генри Дэвида Торо. А заявление эссеиста Ральфа Уолдо Эмерсона о том, что «высшие законы распространяются и на атомы, и на галактики», вполне можно было бы поставить эпиграфом к книге. Такие качества ставят эту работу выше многих описаний космической истории.

    Филип Болл
    Nature

  • Полит.ру в разделе Pro Science разместили отрывок из книги Брайана Грина «До конца времен. Сознание, материя и поиски смысла в меняющейся Вселенной»

    Брайан Грин — крупный физик-теоретик и знаменитый популяризатор науки. Его книги помогли многим познакомиться с теорией струн и другими важнейшими идеями современной физики. «До конца времен» — попытка поиска места для человека в картине мира, которую описывает современная наука. Грин показывает, как в противоборстве двух великих сил — энтропии и эволюции — развертывается космос с его галактиками, звездами, планетами и, наконец, жизнью.

    Почему есть что-то, а не ничего? Как мириады движущихся частиц обретают способность чувствовать и мыслить? Как нам постичь смысл жизни в леденящей перспективе триллионов лет будущего, где любая мысль в итоге обречена на угасание? Предлагаем прочитать фрагмент книги, посвященный бозону Хиггса.

    Именно здесь в дело вступил Хиггс. Он заявил, что, объективно говоря, частицы действительно не имеют массы, в точности как того требуют безупречно симметричные уравнения. Однако, продолжал Хиггс, попав в этот мир, частицы обретают массу в результате влияния среды. Хиггс вообразил, что пространство заполнено невидимой субстанцией, известной теперь как поле Хиггса, и что частицы, которые двигаются через это поле, испытывают на себе действие силы сопротивления, напоминающей ту, что испытывает летящий в воздухе легкий мячик. Хотя такой мячик почти ничего не весит, если держать его за окном автомобиля, едущего на всё более высокой скорости, то от вашей руки это потребует серьезных усилий: мячик покажется вам массивным, потому что ему приходится преодолевать сопротивление воздуха. Аналогично, предположил Хиггс, когда толкаешь частицу, она ощущается массивной, потому что преодолевает сопротивление хиггсовского поля. Чем тяжелее частица, тем сильнее она сопротивляется вашему усилию, и это, согласно Хиггсу, означает, что частица испытывает более сильное сопротивление со стороны этого пронизывающего пространство поля.

    Если вы пока незнакомы с понятием поля Хиггса, но внимательно прочли все предыдущие главы, эта идея, возможно, не покажется вам особенно экзотичной. Современная физика уже привыкла к идее о невидимых субстанциях, заполняющих пространство, — нынешней версии древнего эфира. От инфляционного поля, которое, возможно, было движителем Большого взрыва, до темной энергии, отвечающей, возможно, за измеренное ускоренное расширение Вселенной, физики последних нескольких десятилетий не стесняются предполагать, что пространство заполнено чем-то невидимым. Но в 1960-е гг. такая идея казалась весьма радикальной. Хиггс предполагал, что если бы пространство на самом деле было пустым в традиционном и интуитивном смысле, частицы вовсе не имели бы массы. Поэтому он заключил, что пространство, должно быть, не пусто, а необычная субстанция, которую оно вмещает, должна обладать как раз подходящими свойствами для насыщения частиц их очевидной массой.

    Источник: Полит.ру
    24 ноября 2020

Рубрики

Серии

Раздзелы

Издательство