Поделиться:

Повесть и житие Данилы Терентьевича Зайцева

  • Невероятная одиссея русских староверов в XX-XXI вв., написанная на русском диалектном языке, который и сейчас употребляется старообрядцами в самых дальних уголках мира.
  • События книги происходит в Китае, Аргентине, Бразилии, Уругвае, Чили, Боливии, США, России.
  • Многие страницы реальной жизни, мытарства и скитания вполне могут быть прочитаны как приключенческий роман, но сила их в том, что все описанное автором лишь свидетельство – увиденное, пережитое, прочувствованное.

Издательство:
Альпина нон-фикшн
Разделы:
Год издания:
2016
ISBN:
978-5-91671-545-3
Подготовила к изданию:
Ольга Ровнова
Тип обложки:
Твердый переплет
Количество страниц:
708
Возрастные ограничения:
16+

Рекомендуем

Человек и Церковь: Путь свободы и любви

Человек и Церковь: Путь свободы и любви

Алексей Уминский и Этери Чаландзия
430,-

Автор книги — русский старообрядец-часовенный из Аргентины Данила Терентьевич Зайцев, родившийся в 1959 г. в Китае. Это долгое и увлекательное повествование о жизни старообрядцев, сопоставимое с семейной хроникой-романом, написанное живо, с юмором. Книга — произведение светское, но созданное человеком с религиозным сознанием, которое определяет жизненные сюжеты, отношение к событиям, людям, самому себе. В «Повести…» отражена история многих старообрядческих родов, их бегства из большевистской России в Китай, а из «колхозного» Китая — в Южную Америку в 1959 г.

События происходят в Китае, Аргентине, Бразилии, Уругвае, Чили, Боливии, США, России. В центре повествования — жизнь автора и его семьи, с подробным рассказом о неудавшейся попытке переселения в Россию в 2008 г. Д. Зайцев пишет о непростых отношениях в общинах, связанных с внутриконфессиональными разногласиями между «синьцзянцами» и «харбинцами», приводящими порой к ссорам, недопониманию и личным трагедиям. Но главное в книге — рассказ о повседневной жизни русских людей, живущих по стародавним заветам, ради соблюдения которых они, как и положено верующим христианам, готовы переносить страдания, терпеть нищету и лишения. И еще: на русском диалектном языке, который во всей своей первозданной силе звучит в книге, и сегодня говорят староверы Южной Америки.

Рубрики

Серии

Раздзелы

Издательство