Новинка
Поделиться:

Совесть. Происхождение нравственной интуиции

  • Автор книги — основоположница нового научного направления, нейрофилософии.
  • Использование методов естественных наук применительно к философским вопросам делает эту книгу уникальной.

490 ₽
441
Купить книгу
Издательство:
Альпина нон-фикшн
Разделы:
Входит в серию:
Год издания:
2020
ISBN:
978-5-00139-122-7
Переводчик:
Мария Десятова
Научный редактор:
Ольга Ивашкина
Научный редактор:
Кирилл Мартынов, канд. филос. наук
Тип обложки:
Твердый переплет
Количество страниц:
278
Возрастные ограничения:
12+

Что есть добро и зло? Как мы отличаем одно от другого? Присуща ли совесть человеку от природы, или это плод воспитания и среды? Эти вечные вопросы основоположница нейрофилософии Патриция Черчленд рассматривает через призму биологии и философии.

Автор уверенно проводит нас по лабиринтам последних открытий в области нейронауки, генетики, эволюции, психологии, психиатрии, антропологии, экономики, политики и философии, объясняя, как формируются эталоны поведения в разных социальных группах и культурах. Обращаясь к эволюции, она показывает, почему мозг ребенка с самых первых дней настроен на формирование эмоциональных связей, сотрудничество и заботу.

Переходя к философии, она выясняет, почему понятие совести играет центральную роль в любом обществе, как нравственные установки передаются из поколения в поколение и почему нормы морали не одинаковы в разных культурах.

Благодаря непревзойденной способности увязывать между собой идеи, лежащие в разных плоскостях, Патриция Черчленд по-новому раскрывает перед нами сложную тему, касающуюся самой сути того, что делает нас людьми.

  • «Совесть» — увлекательное, познавательное и своевременное напоминание о нейробиологических истоках того внутреннего голоса, который велит нам вести себя как подобает. Философы, проповедники и идеологи тысячелетиями выдвигали свои версии понятий добра и зла, а теперь настал черед Патриции Черчленд, которая напоминает нам, что нравственные принципы берутся не со скрижалей и не из логических умозаключений, а представляют собой изобретение природы, наделяющее нас величайшей сверхспособностью, имя которой — социальность. Изобретение сложное, полезное и самое что ни на есть человеческое — как большие пальцы.

    Блез Агуэра-и-Аркас
    выдающийся ученый, ведущий исследователь в Google

  • Патриция Черчленд увлекает нас в невероятное путешествие и, мастерски переплетая экскурсы в философию от Сократа и Аристотеля до Канта и Солженицына с передовыми идеями нейронауки, легко и непринужденно обобщает и систематизирует огромные пласты знаний. Это жемчужина в коллекции книг о человеческой природе.

    Энн Грейбил
    сотрудник Института исследований мозга им. П. Макговерна Массачусетского технологического института

  • Патриция Черчленд дарит нам редкую возможность проникнуть за кулисы нашей морали. Опираясь на новейшие данные нейробиологических исследований, она доказывает, что ответ на извечные вопросы нужно искать в нашем собственном мозге. Непременно читать всем, у кого есть совесть!

    Грегори Бернс
    нейробиолог, профессор психиатрии, автор книги «Что значит быть собакой»

  • Издание N+1 разместило отрывок из книги Патриции Черчленд «Совесть. Происхождение нравственной интуиции»

    Дурные поступки с детства вызывают у нас угрызения совести, а хорошие — чувство удовлетворения. Однако в процессе взросления становится ясно, что поступать по совести не так-то просто, а универсальных нравственных истин больше одной. Как мы отличаем хорошее от плохого? И что вообще такое совесть — плод воспитания или нечто присущее человеку от природы? Ответам на эти вопросы посвящена книга «Совесть. Происхождение нравственной интуиции» (издательство «Альпина нон-фикшн»).

    Опираясь на открытия нейронаук, генетики, экономики и антропологии, специалистка в области философии сознания и этики Патриция Черчленд рассказывает, почему человеческий мозг с первых дней настроен на формирование эмоциональных связей, нравственные установки передаются из поколения в поколение, а нормы морали не одинаковы в разных культурах. N + 1 предлагает своим читателям ознакомиться с отрывком, в котором рассказывается, как игра «Ультиматум» демонстрирует разницу в понимании несправедливости у разных культур, а также механизм пересмотра социальной нормы.

    Известный пример изменения норм без всяких рациональных обсуждений — смена модных тенденций в одежде. Явление хорошо нам знакомое. Каждый раз поражаюсь, когда смотрю на свои фото 1950-х годов — одежда, которая тогда казалась мне очаровательной, теперь смотрится довольно нелепо. Конечно, в те времена в розовой драповой юбке с аппликацией в виде пуделя и черно-белых ботинках я была неотразима. Но за последующие годы мои нормы относительно моды кардинально изменились, причем почти (точнее, даже абсолютно) без всяких размышлений с моей стороны. Представления о красоте в одежде складываются не только из когнитивных суждений, в них велика доля эмоционального и оценочного отклика. Разумеется, этими нормами управляет индустрия моды, и прошлогодняя коллекция — она и есть прошлогодняя. Тем временем дофаминовая система в среднем мозге делает свое дело, модифицируя ожидания и оценивая вещи как желаемые или отвратительные, прекрасные или не слишком.

    По причинам, которые трудно определить точно, общественные нормы действительно меняются, причем во многих областях. Зачастую предпосылки едва заметны, как обучение испытуемых в эксперименте Сяна. Мы можем не видеть, как постепенно меняется стандарт, даже если при этом меняются наши собственные нормы. Кроме того, изменение норм в обществе происходит не синхронно: одни люди, в силу индивидуальных особенностей, приспосабливаются к переменам раньше, а другие предпочитают не спешить. И наконец, человек может быть консерватором в одной области и гораздо меньшим приверженцем традиций в другой.

    За свою жизнь я видела немало сдвигов социальных норм. Кормление грудью; переработка того, что раньше просто выбрасывалось; принятие различий в сексуальной ориентации — лишь немногие из примеров. Не все движутся в одном и том же направлении или с одинаковой скоростью. Многое, судя по всему, зависит от того, где вы живете, от ваших личностных особенностей, взаимоотношений за пределами своего сообщества и вашей социальной активности.

    Источник: N+1
    16 ноября 2020

  • Полит.ру в разделе Pro Science разместили отрывок из книги Патриции Черчленд «Совесть. Происхождение нравственной интуиции»

    Что есть добро и зло? Как мы отличаем одно от другого? Присуща ли совесть человеку от природы или это плод воспитания и среды? Эти вечные вопросы основоположница нейрофилософии Патриция Черчленд рассматривает через призму биологии и философии.

    Автор уверенно проводит нас по лабиринтам последних открытий в области нейронауки, генетики, эволюции, психологии, психиатрии, антропологии, экономики, политики и философии, объясняя, как формируются эталоны поведения в разных социальных группах и культурах. Обращаясь к эволюции, она показывает, почему мозг ребенка с самых первых дней настроен на формирование эмоциональных связей, сотрудничество и заботу.

    Переходя к философии, она выясняет, почему понятие «совесть» играет центральную роль в любом обществе, как нравственные установки передаются из поколения в поколение и почему нормы морали не одинаковы в разных культурах. Благодаря непревзойденной способности увязывать между собой идеи, лежащие в разных плоскостях, Патриция Черчленд по-новому раскрывает перед нами сложную тему, касающуюся самой сути того, что делает нас людьми.

    Предлагаем прочитать отрывок из главы, посвященной исследованиям психопатии.

    А что такое социопат? Это то же самое, что психопат? В обиходе эти два слова часто используются как взаимозаменяемые, однако ученые предпочитают их не отождествлять. Термин социопат был, судя по всему, придуман и введен в оборот теми, кто считал, что отклонения в социальном поведении объясняются исключительно воздействием среды и общества, без участия генов. Это предположение они и вложили в термин. Более того, называя социопатом любого, за кем водятся антисоциальные поступки, они расширили понятие. Но виртуозно вешающий лапшу на уши продавец подержанных машин, или вуайерист, или безжалостный коллектор могут и не приблизиться к 30 баллам из 40 в контрольном перечне, какими бы гадами ни считали их окружающие. Термин «психопат» наиболее применим к тем, кто набирает 30 баллов и выше по контрольному перечню Хаэра. Иначе диагноз становится беспочвенным и теряет смысл. У кого-то из прочих непорядочных граждан, возможно, обнаружат так называемое диссоциальное расстройство личности.

    За неимением подходящего обозначения для подобных необычных персон врачи в XIX веке использовали выражение «нравственное помешательство». Насколько они могли видеть, эти люди не впадали в бредовое состояние и не отрывались от действительности. В отличие от некоторых шизофреников, такой человек не возомнит себя ни богом, ни мессией, он не слышит «голосов», ему не мерещатся пророчества на каждом углу. У него не наблюдается депрессии, недостатка интеллекта или болезненной тревожности. Пожалуй, единственная и ошеломляющая особенность таких людей состоит в том, что они лишены совести и ведут себя соответственно. В области социальных отношений они склонны поступать безнравственно, зачастую без всякой прямой выгоды для себя, но целенаправленно и обдуманно. При этом совершенно не сожалея о содеянном, не смущаясь и не стыдясь. Термин «нравственное помешательство» ценен тем, что довольно точно отражает суть расстройства. Недостаток же его в том, что он побуждал воспринимать психопатов в первую очередь как «психов», то есть одержимых бредом или навязчивыми идеями, вроде шизофреников, или тревогой, вроде тех, кто страдает обсессивно-компульсивным расстройством. А это совершенно не так.

    Источник: Полит.ру
    26 ноября 2020

  • Журнал Сноб разместил отрывок из книги Патриции Черчленд «Совесть. Происхождение нравственной интуиции»

    Что же такое совесть и откуда она берется — присуща человеку от природы или это воспитательный элемент, какие процессы происходят в мозге, когда человек решается рассказать правду о недоброжелательных намерениях другого, что такое муки совести и почему иногда совесть «засыпает»? Ответы на эти и другие вопросы можно найти в книге «Совесть. Происхождение нравственной интуиции» Патриции Черчленд, Заслуженного профессора философии Калифорнийского университета в Сан-Диего, которая вышла в издательстве «Альпина нон-фикшн».

    «Сноб» публикует одну из глав.

    Ориентироваться в своих поступках на людей, пусть и несовершенных, но достойных восхищения, выбирать их образцом для подражания — типичная особенность человеческого развития. Если мы обнаруживаем недостатки у тех, кем восхищаемся, мы оправдываем их, пытаясь взглянуть на ситуацию их глазами. Именно потому, что мы равняемся на других, важно, чтобы публичные харизматичные люди не были негодяями, мошенниками или педофилами. И именно поэтому никому из нас не хочется быть малодушным или жадным. Как мы видели в главе 4, понятия нормы достаточно растяжимы и могут меняться незаметно для нас самих.

    Рано или поздно, когда привычка смотреть на себя глазами беспристрастного наблюдателя станет второй натурой, тогда, согласно Смиту, необходимость целенаправленно прикладывать усилия отпадет. Беспристрастная оценка станет неотъемлемой частью бессознательного процесса принятия решений. Или, как сказала бы я, между базальными ядрами и корой установится устойчивая связь, необходимая для принятия большинства решений. Тем не менее этой стратегией можно злоупотребить, особенно если, например, мы не совсем честно начнем размышлять о том, как на нашем месте поступил бы, скажем, Будда. Если в смоделированной мной ситуации Будда одобрит мое намерение распотрошить сберегательный пенсионный счет, чтобы поиграть в казино в Лас-Вегасе, это будет жульничество. Смит наверняка осознавал такую вполне человеческую слабость, но, скорее всего, считал свою стратегию способом получить максимально — по крайней мере для того мира, в котором мы живем, — надежный результат.

    Источник: Сноб
    27 ноября 2020

  • Republic.ru разместили отрывок из книги Патриции Черчленд «Совесть. Происхождение нравственной интуиции»

    Серийные убийства и другие зверские преступления неизменно привлекают наше болезненное внимание не только извращенной жестокостью преступника, но также его патологической моральной тупостью. Пойманный на днях предполагаемый «поволжский маньяк» буднично объясняет десятки убийств и ограблений словами: «Кушать хотел. На улице жил». Подобную психологическую ущербность – полное отсутствие эмпатии, сострадания и чувства вины (а также страха и некоторых других эмоций) – часто объясняют психопатией очередного убийцы или насильника.

    Но что мы понимаем под психопатией? На этот вопрос подробно отвечает знаменитый американо-канадский нейрофилософ Патриция Чёрчленд в своей новой книге «Совесть. Происхождение нравственной интуиции».

    В отрывке из главы «Совесть и ее аномалии», который мы с любезного разрешения издательства выбрали для публикации, автор описывает психологические критерии, позволяющие определить психопатический склад личности – и ужас родителей, подозревающих, что в их семье растет психопат.

    Источник: Republic.ru
    3 декабря 2020

Рубрики

Серии

Раздзелы

Издательство