15 Августа 2021
Поделиться:

Чем занимаются современные археологи: следы греческой колонизации на территории современной России

Важные археологические открытия не остались в прошлом и продолжают совершаться до сих пор. Прямо сейчас на территории Таманского полуострова группа российских археологов проводит исследования палеогеографии региона, а также различных следов греческой колонизации. В честь Дня археолога Денис Журавлев, один из главных экспертов по античной археологии России, рассказал о том, как проходит эта экспедиция.

Наряду с Восточным Крымом, древнейшим очагом греческого присутствия в Северном Причерноморье стал современный Таманский полуостров. С 2006 года работы здесь ведет Боспорская археологическая экспедиция Государственного Исторического музея совместно с Евразийским отделом Германского археологического института.

Исследование палеоландшафта

По мнению многих исследователей, в античное время Таманский полуостров представлял собой своеобразный архипелаг и состоял из нескольких островов — Киммерийского, Фанагорийского, Синдики, Кандаура и Голубицкого. С целью убедиться в этом, в различных точках полуострова сотрудниками Боспорской археологической экспедиции было пробурено более 100 скважин глубиной от 3 до 15 м, изучены залегавшие здесь отложения.

В результате наших исследований удалось выяснить, что этот архипелаг был образован одним большим и двумя малыми островами. На берегах Таманских лиманов (Ахтанизовского, Кизилташского, Бугазского) и сегодня отчетливо видны следы абразии — крутые обрывистые берега, частично покрытые растительностью. Точно такие же обрывы находятся и в районе поселения Стрелка 2, Джигинки, хутора Белого. Подобные следы, по данным геоморфологов, могли быть вызваны только действием морских волн. Пробуренные скважины однозначно показывают, что на месте современной дельты Кубани вплоть до античного времени находился пролив с морской водой, соединявший Понт Эвксинский с Меотидой и получивший название «Кубанский Боспор». Об этом убедительно говорят обнаруженные в скважинах морские донные отложения и микрофауна.


Азиатский Боспор и пролив Боспор Кубанский

Это географическое открытие переворачивает наши представления об азиатской части Боспора. Сегодня можно говорить о том, что известный нам по письменным источникам Боспор Киммерийский имел два рукава, а в нем находился один большой и несколько маленьких островов. Впоследствии Боспор Кубанский постепенно оказался занесен наносами реки Кубань, что привело к современному расположению ее рукавов, впадающих в Азовское и Черное моря, и появлению на карте современного Таманского полуострова. Интересно, что наиболее близкие аналогии этому процессу мы можем проследить и в палеоландшафте окрестностей метрополии большинства ионийских полисов Северного Причерноморья, например Милета. Постепенное заиливание дельты Меандра привело к тому, что Милет, находящийся на мысу, оказался вдалеке от морского побережья.

Боспор Киммерийский (а тем более мелкий Боспор Кубанский) в древности не был серьезной преградой для греческих мореходов: его легко пересекали лодки и корабли, имевшие неглубокую осадку. Многочисленные мели и песчаные косы в летний период и ледяной покров, сковывавший пролив зимой, превращали его в своеобразный «мост» между европейской и азиатской частями античного Боспора. Именно о таких зимних сезонных походах-перекочевках сообщает «отец истории» Геродот: «Море здесь и весь Боспор Киммерийский замерзают, так что скифы, живущие по эту строну рва, выступают в поход по льду и на своих повозках переезжают на ту сторону до земли синдов» (Herod. IV. 28).

Интересные косвенные подтверждения этим событиям были обнаружены на территории одного из поселений азиатской части Боспора — Голубицкая 2: в слоях VI–V вв. до н. э. было найдено несколько экземпляров костяных коньков для передвижения по льду, которые в равной степени могли использоваться как местным населением, так и греческими колонистами.


Костяные коньки. VI–V вв. до н. э., найденные на месте поселения Голубицкая 2

Следы греческой колонизации

Наиболее ранней греческой апойкией, основанной на берегах Боспора Киммерийского, был Пантикапей (современная Керчь), основание которого сегодня специалисты относят примерно к 615 г. до н. э. Интересно, что находки ранней керамики, датируемой концом VII в. до н. э., известны и на Таманском полуострове, причем они синхронны пантикапейским.

Одно или два поколения спустя после основания Пантикапея, во второй четверти VI в. до н. э., на европейском берегу Боспора Киммерийского колонистами-греками из разных полисов основываются Нимфей, Мирмекий, Тиритака, Феодосия, а также Кепы, Гермонасса, Корокондама и Патрей — на азиатском. Синхронно им, восточнее, на берегах пролива Боспор Кубанский, возник целый ряд поселений — Голубицкая 2, Ахтанизовская 4, Стрелка 2 и многие другие, названия которых затерялись в глуби веков. Современные раскопки на месте поселения Голубицкая 2 показали, что найденная здесь в массовых количествах восточно-греческая керамика относится ко второй четверти VI в. до н. э., а отдельные фрагменты могут датироваться и первой четвертью VI в. до н. э., то есть всего на 25 лет позже, чем новейшие материалы из Пантикапея. Таким образом, греческая колонизация шла не только через современный Керченский пролив, Боспор Киммерийский, но и через недавно выявленный Боспор Кубанский.


Костяная накладка на шкатулку — девушка с кифарой. Поселение Голубицкая 2. IV–III вв. до н. э.

Еще два десятка лет назад в отечественной литературе господствовало представление о мирном характере греческой колонизации в Северном Причерноморье. Но совсем недавно были открыты ранние стены столицы Боспорского царства — Пантикапея, возведенные сразу после основания города. Греческий географ Страбон так описывал раннюю фазу греческого присутствия в регионе: «…некогда киммерийцы обладали могуществом на Боспоре… Однако скифы вытеснили их из этой области, а последних — греки, которые основали Пантикапей и прочие города на Боспоре» (Strabo. XI. 2. 5). Подобная деятельность говорит далеко не о мирных целях первых греческих колонистов.

Уникальные оборонительные сооружения (стены и башни, изготовленные из сырцового кирпича) были открыты в последние годы в столице Азиатского Боспора — Фанагории. Эти сооружения относятся к первой фазе существования города, то есть к третьей четверти VI в. до н. э. На территории целого ряда так называемых сельских поселений, расположенных по берегам пролива Боспор Кубанский, раскрыты остатки фортификационных сооружений — рвов и валов. Судя по всему, первые поселения располагались на мысах, вдающихся в пролив, что сильно упрощало их оборону, позволяя строить трудозатратные рвы и валы лишь с одной стороны. На месте поселения Голубицкая 2 выявлены оборонительные рвы нескольких строительных периодов, на дне которых раскрыта интересная дренажная конструкция для отвода воды изо рва. Разнообразные находки говорят о сооружении рва и вала, укрепленного частоколом, от которого хорошо сохранились столбовые ямки, не позднее третьей четверти VI в. до н. э. На территории поселения Стрелка 2 на гребне вала, насыпанного еще в VI в. до н. э., после пожара середины V в. до н. э. воздвигаются укрепления на каменном цоколе. Рвы и валы открыты и на месте других поселений.


Оборонительный ров поселения Голубицкая 2

Совершенно очевидно, что ни о какой мирной колонизации говорить не приходится. Первым колонистам было от кого обороняться уже на первом этапе их пребывания как на Европейском, так и на Азиатском Боспоре. О том, что поселение Голубицкая 2 неоднократно подвергалось вражеским нашествиям, косвенно свидетельствуют некоторые находки из оборонительного рва: фрагментированный железный псалий, наконечники стрел, а также отдельные человеческие кости, не говоря уже о следах очистки рва в различное время и самого факта гибели поселения в огне большого пожара.

Жители поселений в основном обитали в наземных домах, сделанных из сырцовых кирпичей, или в турлучных постройках, имевших каркас из деревянных жердей и прутьев. Каменные постройки были чрезвычайно редки и возводились только в крупных городах, что было связано с редкостью строительного камня. О земледельческом укладе жизни населения, обитавшего в азиатской части Боспора, красноречиво говорят находки пифосов для хранения зерна и многочисленные зернотерки. На территории поселения Голубицкая 2 обнаружена мусорная яма — своеобразный ботрос, куда были сброшены остатки терракотовых статуэток из домашнего святилища, посвященного земледельческим богиням Деметре и Персефоне.


Терракотовая статуэтка Коры-Персефоны. Поселение Голубицкая 2. Боспор. III в. до н. э.

Роль торговых связей для жителей греческих поселений трудно переоценить. В обмен на зерно из метрополий везли вино, оливковое масло, изящную столовую посуду, предметы роскоши и другие товары. Прекрасным источником по изучению торговых связей являются тарные амфоры, фрагменты которых составляют львиную долю находок при раскопках любого поселения. В этих амфорах везли вино и оливковое масло с Хиоса, Коса, Родоса, из Милета, Клазомен, Фасоса и других прославленных античных центров. О масштабах этих связей и широком круге экспортеров говорят находки складов амфорной тары, один из которых был обнаружен на территории поселения Голубицкая 2.


Столовая амфора. Поселение Голубицкая 2. Иония (Теос). Вторая половина V в. до н. э.

Показателен факт прекращения жизни целого ряда поселений, расположенных на берегах Боспора Кубанского, в том числе Голубицкой 2 и Стрелки 2, в позднеэллинистическое время. На наш взгляд, объяснение факта прекращения активной жизни в этих поселениях лежит в анализе динамики существования морского пролива. Радиоуглеродные даты показывают, что в районе поселения Голубицкая 2 пролив перестает быть судоходным к рубежу нашей эры или немного раньше. Те же данные показывают, что в районе Стрелки 2 глубина пролива в римское время была еще достаточна для судоходства, но к этому моменту пролив уже потерял свое военно-политическое и торговое значение и Боспор Киммерийский (нынешний Керченский пролив) остался единственным морским путем в Меотиду (Азовское море). Этим объясняется тот факт, что поселение Голубицкая 2 уже не оправилось после разгрома — восстанавливать его в качестве укрепления просто не было смысла. Возможно, и поселение Стрелка 2, некогда достаточно крупный населенный пункт (судя по площади укреплений), также перестает существовать по той же причине. При этом здесь вполне могли сохраниться отдельные усадьбы, рыбацкие дома и т. п. Соответственно, с заиливанием пролива пропадал смысл существования целого ряда населенных пунктов.

Рубрики

Серии

Раздзелы

Издательство