22 Сентября 2022
Поделиться:

«Даже дикари лишний раз не проливали кровь»: Тамара Эйдельман о гуманизме в истории

В издательстве «Альпина нон-фикшн» вышла книга историка Тамары Эйдельман (признана иноагентом) «Право на жизнь. История смертной казни». В ней она рассказывает, как менялось отношение людей к высшей мере наказания от Античности до наших дней. Редактор Forbes Woman Когершын Сагиева поговорила с автором об исторических параллелях и ценности человеческой жизни.

В вашей книге вы объясняете, что право карать человека или даже целый народ существовало с глубокой древности. Какими были причины для казней и какими были аргументы сторонников этого метода наказания?

Как только возникает любая человеческая община, еще до формирования государства, она начинает себя защищать. В период первобытности, Древнего Востока и Античности безопасность общины стояла выше единичной человеческой жизни. Это видно повсюду, от африканских племен до античных трагедий: за совершенное преступление боги покарают всю общину. Мы хорошо знаем это по истории Эдипа в пьесе Софокла (Эдип убил своего отца, царя Лая, и на Фивы обрушилось божественное наказание — мор. — Forbes Woman). Божья кара длилась до тех пор, пока жители Фив не нашли убийцу. Так жители защитили общину.

Но общее представление о том, что в древности убивали всех подряд, не соответствует действительности. Это касается и войн, и казней. Первые археологические доказательства существования войн датируются периодом около 15 000 лет назад. Вероятно, войны были и до этого, но следов нет. Первые явно насильственные смерти людей — исключительные случаи. Война — понятное и в древние времена неизбежное событие, но казнить человека — это страшно, должны быть особые причины. В какой ситуации дикие люди могли казнить человека? Только если он нарушил священные заветы (у племен были свои системы табу, у некоторых народов невероятно сложные). Например, у множества народов правители окружены системой табу. Зафиксирована история: была вещь, которая принадлежала вождю, и человек из племени случайно к ней прикоснулся. Он не знал, что это вещь вождя, а когда узнал — умер. Все сказали, что его покарали боги, хотя сейчас понятно, что он умер от страха. Потому что все, к чему прикасается вождь, — священно. Остальным членам племени запрещено брать эти вещи и даже прикасаться к ним. Система координат была другая.

В более поздние века казалось естественным казнить за убийство, например. Но в первобытное время наказание было другое: изгнание. По сути, это та же казнь, потому что человек без общины погибнет. Но это произойдет за ее пределами. Значит, кровь не прольется на земле племени.

В первобытные времена за тяжкое преступление изгоняли из племени — в этом смысле человеческая жизнь как будто была ценнее? Но дальше страсти нарастают. Древний Рим, Средние века, Новое время — кровь рекой. В чем причина ужесточения нравов?

Удивительно и до конца не понятно, что именно происходило в древности: люди ценили человеческую жизнь или не хотели проливать кровь. Кровь всегда считалась чем-то священным, и проливали ее по особой причине. Скажем, по причине жертвоприношения — это совсем другое дело. Однако в жертву не приносили преступников. У некоторых народов жертвоприношение вообще было почетным.

Про казнь у меня есть гипотеза: когда возникает государство, то есть сила, стоящая над людьми, и эта сила укрепляется, тогда правящая верхушка чувствует право убивать подданных. В первобытные времена зафиксированы случаи, когда закидывали камнями. Один человек тоже способен убить, но убивали коллективно. Потом появилось государство. Оно обособлено от народа, стоит отдельно и может взять на себя эту функцию.

Полный текст интервью вы можете прочитать на сайте журнала Forbes.

*Тамара Эйдельман внесена в список физических лиц, выполняющих функции иностранного агента

Книги

Новинка
Право на жизнь: История смертной казни

Рубрики

Серии

Разделы

Издательство