08 Сентября 2021
Поделиться:

Флагман человеческого прогресса: как распространение грамотности сделало нашу жизнь лучше

До начала XX века лишь каждый пятый житель Земли умел читать и писать. Просвещение, распространение научных знаний и инвестиции стран в образование серьезно изменили нашу жизнь. К Международному дню грамотности мы публикуем фрагмент книги Стивена Пинкера «Просвещение продолжается». В нем он рассказывает о том, как изменился мир с распространением грамотности и почему это гарантирует нам благополучие в будущем.

Сегодня образование обязательно в большинстве стран мира; оно признано фундаментальным правом человека ста семьюдесятью государствами — членами ООН, подписавшими в 1966 году Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах.

Меняя образ мышления человека, образование влияет на все сферы жизни, и это его влияние варьируется от очевидного до трудноуловимого. К очевидным его последствиям можно отнести то, что было упомянуто в прошлой главе: минимальная осведомленность о нормах санитарии, правильном питании и безопасном сексе может повлечь за собой улучшение здоровья и повышение продолжительности жизни. Очевидно и то, что грамотность, в том числе математическая, — залог роста благосостояния в современном мире. В развивающихся странах молодой женщине уже не устроиться даже прислугой, если она не может прочесть хозяйскую записку или пересчитать припасы, а более престижные профессии требуют постоянно растущего навыка усваивать техническую информацию. Страны, которые в XIX веке первыми совершили Великий побег из повальной нищеты и с тех пор демонстрируют самый быстрый рост экономики, — это страны, которые интенсивнее всех прочих обучают своих детей. <...>

Исследования воздействия образования подтверждают, что образованные люди действительно являются более просвещенными. Им в меньшей мере свойственны расизм, сексизм, гомофобия, ксенофобия и авторитарные замашки. Они больше ценят творческое воображение, независимость и свободу слова. Они чаще голосуют, становятся волонтерами, выражают свои политические взгляды и вступают в гражданские объединения вроде профсоюзов, партий, структур местного самоуправления и религиозных групп. Они больше доверяют окружающим, а это основной ингредиент волшебного эликсира под названием «социальный капитал», который дает гражданам уверенность друг в друге, позволяя им заключать контракты, инвестировать деньги и подчиняться закону, не опасаясь, что они окажутся простаками, за чей счет может поживиться любой.

В силу всех этих причин распространение образования — и его первого дара, грамотности, — является флагманом человеческого прогресса. И снова, как и с другими аспектами прогресса, мы наблюдаем знакомую картину: до эпохи Просвещения жалко выглядели почти все; затем некоторые страны вырвались вперед; уже в наши дни остальной мир начал сокращать отрыв; а вскоре это благо будет доступно практически повсеместно. На рис. 1 видно, что в Западной Европе до XVII века грамотность была привилегией узкой элиты, менее чем восьмой части населения, а для мира в целом то же самое было верно еще и в XIX веке. Доля грамотных на планете удвоилась за следующие сто лет, а затем выросла еще в четыре раза за такое же время; сейчас читать и писать умеют 83% человечества. Но и эта цифра не дает нам полной картины распространения грамотности в мировом масштабе, поскольку неграмотную пятую часть населения составляют прежде всего старики и люди среднего возраста. Во многих ближневосточных и североафриканских странах неграмотны более трех четвертей жителей старше 65 лет, а уровень неграмотности подростков и молодежи не превышает 10%. Общемировая доля грамотных в возрасте от 15 до 24 лет в 2010 году составляла 91% и была примерно равна доле грамотных американцев всех возрастов в 1910 году. Как и следовало ожидать, самый низкий уровень грамотности фиксируется в беднейших регионах мира, раздираемых войнами: в Южном Судане (32%), Центральноафриканской Республике (37%) и Афганистане (38%).

Рис. 1. Грамотность, 1475–2010

Умение читать и писать — фундамент дальнейшего образования, и по рис. 2 мы видим, насколько мир преуспел в том, чтобы дети ходили в школу. Хронология нам уже знакома: в 1820 году больше 80% человечества никогда не посещали школы; в 1900 году большая часть жителей Западной Европы и англоязычного мира уже имела начальное образование; сегодня оно доступно более чем 80% населения Земли. Самый отсталый в этом отношении регион, Африка к югу от Сахары, сегодня достиг уровня, равного среднемировому в 1980 году, уровню Латинской Америки в 1970-м, Восточной Азии в 1960-м, Восточной Европы в 1930-м и Западной Европы в 1880-м. Согласно последним прогнозам, к середине этого века только в пяти странах доля полностью лишенных школьного образования будет превышать 20%, а к концу века этот показатель всюду упадет до нуля.

Рис. 2. Начальное образование, 1820–2010

«Составлять много книг — конца не будет, и много читать — утомительно для тела». В отличие от других показателей благополучия, которые имеют естественный нижний предел, равный нулю (к примеру, число войн или эпидемий), или естественный верхний предел в 100% (к примеру, уровень грамотности или доля тех, кто не страдает от голода), погоня за знаниями бесконечна. Мало того что объем самих знаний беспрерывно увеличивается — в движимой технологиями экономике растет и выгода от знаний. В то время как общемировые показатели грамотности и начального образования подбираются к максимально возможным значениям, длительность обучения, включая высшее и послевузовское образование, продолжает расти во всех странах. В 1920 году в средней школе учились только 28% американских подростков в возрасте от 14 до 17 лет; к 1930 году эта доля выросла почти до половины, а к 2011-му — до 80%, из которых 70% продолжили обучение в университете. В 1940 году менее 5% американцев имели степень бакалавра; к 2015 году ею обладал уже каждый третий. На рис. 3 показаны параллельные траектории средней суммарной длительности обучения в некоторых странах. На сегодняшний день она составляет от четырех лет в Сьерра-Леоне до тринадцати (что соответствует неоконченному высшему образованию) в США. В соответствии с одним из прогнозов, к концу века более 90% населения Земли будет иметь неоконченное среднее образование, а 40% — неоконченное высшее. Так как образованные люди, как правило, имеют меньше детей, такое распространение образования дает все основания полагать, что уже в текущем веке население мира достигнет пика, а затем пойдет на спад.

Рис. 3. Средняя длительность обучения, 1875–2010

Иллюстрация перед текстом: фрагмент картины «Пишущий мальчик с сестрой», Альберт Анкер (1875).

Рубрики

Серии

Раздзелы

Издательство