21 Января 2021
Поделиться:

Как стать цивилизованными

ET продолжает публикацию цикла статей научного руководителя Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрия ТРАВИНА о работах в области исторической социологии. Стивен Пинкер написал одну из самых популярных сейчас книг, развенчивающих доминирующие представления об уровне насилия в мире.

Для краткой характеристики этой книги вполне подходит название старой советской телепередачи «Очевидное – невероятное». Большинству читателей выводы автора, наверное, покажутся совершенно невероятными, тогда как для узкого круга специалистов, занимающихся историей, исторической социологией и, возможно, психологией, они будут совершенно очевидными. Но поскольку знания узкого круга редко становятся доступны широкому читателю, подобную книгу обязательно следовало написать: причем именно в такой простой, популярной форме, в какой это сделал Стивен Пинкер – специалист в области психологии и когнитивных наук.

Гуманитарная революция



Каждому из нас приходилось, наверное, слышать что-то вроде «Человечество обезумело!», «Мир слетел с катушек!», или: «После Гулага и Освенцима жизнь не может быть прежней!». Причем в интеллектуальных кругах подобные фразы звучат даже чаще обычного, хотя образование, казалось бы, должно настраивать на сдержанность и спокойные размышления. Представление о том, что жесткость и жестокость нарастают, и люди убивают все большее число себе подобных, кажется очевидной. И потому появление книги С. Пинкера «Лучшее в нас. Почему насилия в мире стало меньше» (М.: Альпина нон-фикшн, 2021) в свете таких представлений выглядит странным.

Все мы со школы знаем про мировые войны и массовые репрессии ХХ века. Все мы смотрим фильмы ужасов с бесконечной «расчлененкой», где обычные люди вдруг ни с того ни с сего совершают зверские преступления. Да и медиа стремятся работать по старому доброму принципу, согласно которому сенсация, интересная читателю, возникает не тогда, когда собака укусила человека, а когда человек укусил собаку. Вот и выходит, что мы как люди образованные и культурные хорошо «информированы» о росте насилия в мире.

Но если наши образованность и культурность связаны не со школьным курсом истории, не с сериалами и не с новостями, а с научными монографиями, то картина оказывается совершенно иной. Те жестокости, которые мы видим в полицейских сериалах, но вряд ли встречали где-то по соседству, постоянно описываются на страницах книг, посвященных далекому прошлому. В древности, в Средние века, да и в начале Нового времени людей часто убивали с удивительной жестокостью, стремясь доставить им побольше мучений. Во многих случаях убийства предварялись изощренными пытками. А в ходе войн численность населения радикально сокращалась на огромных территориях.

Стивен Пинкер сделал важное дело. Он проанализировал проблему насилия со всех возможных сторон, показав, что его в нашей жизни со временем становится меньше. Он представил не только исторические факты, переносящие читателя в те давние времена, когда действительно жестокость царила почти во всех сферах жизни (война, религия, семья, уличная преступность), но и предложил анализ того, как устроена человеческая психика, почему она порождает склонность к насилию, и почему со временем эта склонность ослабевает. Пинкер показал, что в области исторической социологии находят свое применение не только разнообразные знания историков и социологов, политологов и экономистов, но также психологов и множества других ученых, которые с разных сторон изучают человеческий мозг.

Но книга «Лучшее в нас» богата не только большим собранием не слишком известных фактов. Пинкер пытается выяснить причины того, что он называет «гуманитарной революцией». Именно это делает популярную книгу серьезным научным исследованием. Причин, естественно, обнаруживается много. Настолько много, что их даже трудно систематизировать. Автор постоянно о них говорит, затем откладывает в сторону, и через сотню-другую страниц вновь возвращается к проблеме. Кажется иногда, что не столько он управляет этим огромным материалом, сколько материал тащит его за собой. Читателю не всегда просто следовать за этой логикой, но это терпимый недостаток. Возможно, неизбежный при работе со столь глобальной проблемой.

Фото: FLICKR

Процесс цивилизации


Если возможно все-таки среди обилия причин снижения насилия выделить главную, то я бы, наверное, обратил внимание на такое явление, как процесс цивилизации. Именно о нем Пинкер вспоминает в первую очередь, обращая внимание читателя на классическую работу немецкого социолога Норберта Элиаса «О процессе цивилизации», написанную еще в первой половине ХХ века. Ее автор показал, что люди ведут себя рационально, меняясь под воздействием внешних обстоятельств.

В каких-то обстоятельствах насилие оказывается выгодно, и тогда человек дает волю своим разрушительным стремлениям вплоть до садистских. Но при других обстоятельствах обнаруживается, что подобная распущенность бьет, в конечном счете, по самому насильнику. Он сам может оказаться жертвой насилия со стороны того, кто обладает большими финансовыми возможностями и лучшим вооружением. А вот стремление договариваться, следование постепенно складывающимся в обществе новым правилам поведения и сдерживание разрушительных эмоций позволяют преуспеть.

Следуя за Норбертом Элиасом, Стивен Пинкер выделяет два обстоятельства, способствующих процессу цивилизации, ограничивающему насилие.

Во-первых, появление Левиафана – мощного государства, способного присвоить себе монопольное право на насилие. Это тот случай, когда даже либерал вынужден согласиться с позитивной ролью государства, защищающего от бандитов личность и собственность. Потенциальный насильник в какой-то момент понимает, что его необузданность вступит в конфликт с такой мощной силой, победить которую у него нет шансов. Подобное понимание сдерживает разрушительные намерения большинства.

Можно зарабатывать и разбоем, однако производя, торгуя и сотрудничая, заработаешь больше.

Во-вторых, коммерциализация, которая в определенный момент начинает приносить большую выгоду, чем насилие. Грубо говоря, можно зарабатывать и разбоем, однако производя, торгуя и сотрудничая, заработаешь больше и, что важнее, обеспечишь себе спокойное существование с высоким качеством жизни. Если Левиафан, борясь с насилием, сам остается насильником и часто монархи с диктаторами оставляют после себя горы трупов, то коммерциализация стимулирует уменьшение насилия за счет стремления к личной выгоде. И этот второй фактор, обеспечивающий снижение насилия, важнее первого.

Не следует, конечно, упрощать ход процесса цивилизации. И думать, будто бы коммерциализация всегда ведет к гуманизму. Подобное упрощение – это обратная сторона примитивного, но популярного в своей время представления, будто капитализм и жажда денег влекут за собой войны, фашизм и насилие по отношению ко всем слабым (пролетариям, женщинам, расовым и этническим меньшинствам). Коммерциализация стимулирует рациональное поведение с минимумом насилия, но для того, чтобы оно стало образом жизни широких масс, необходимы образование и просвещение, склонность к чтению и размышлениям, развитие способности идентифицироваться с героями романов, ставить себя на место страдающего человека. Все это не приходит в общество автоматически и требует неоднократной смены поколений.

Книга Пинкера важна не только потому, что она ставит под сомнение доминирующие представления, демонстрируя с помощью фактов снижение насилия. Она представляет собой еще и важное руководство к действию. Если мы хотим, чтобы насилие и дальше отступало, за это обязательно надо бороться. Требуется отвергнуть два популярных у нас подхода. Во-первых, пессимистический, – согласно которому усилия, направленные на процесс цивилизации, бесполезны, поскольку мир все больше сходит с ума. А во-вторых, оптимистический, – в соответствии с которым достаточно насилия над насильниками (экспроприации экспроприаторов), чтобы решить проблему. Процесс цивилизации шаг за шагом формирует такой образ жизни, при котором насилие становится выгодно все меньшему числу людей.

Книги

Скидка
Лучшее в нас. Почему насилия в мире стало меньше

Лучшее в нас. Почему насилия в мире стало меньше

Стивен ПинкерЕкатерина Шульман
1 150 ₽1 035 ₽

Рубрики

Серии

Раздзелы

Издательство