25 Июня 2021
Поделиться:

Неделя из жизни писателя: как Джордж Оруэлл собирал материал для своей книги о рабочем классе в Англии

25 июня родился один из самых значимых писателей в литературе XX века. Обращаясь к жанру сатиры и антиутопии, Джордж Оруэлл критиковал окружающую его действительность, выявляя несовершенства устоявшегося строя. Кроме этого, в работах писателя можно найти документальные произведения, такие как роман «Дорога на Виган-Пир», описывающий жизнь рабочего класса на севере Англии. В своих личных дневниках Джордж Оруэлл подробно описал, как собирал материал для книги. Предлагаем ознакомиться с отрывком, рассказывающим, как писатель провел неделю в Уигане, наблюдая за работой и жизнью англичан.

12.2.36
Ужасный холод. Долго шел вдоль канала (где когда-то был пирс) к каким-то холмам шлака. Страшный пейзаж — кучи шлака и трубы, извергающие дым. Некоторые кучи почти как горы, одна прямо Стромболи. Резкий ветер. Послали пароход, чтобы взломал лед перед баржами с углем. Матросы на баржах закутаны до глаз. Все «пруды» (залитые водой места, где осела почва над заброшенными шахтами) затянуты льдом цвета умбры. Ледяные бороды на шлюзовых воротах. По снегу медленно пробежали несколько крыс — смирные: видно, ослабели от голода.

13.2.36
Жилищные условия в Уигане ужасны. Миссис Х. рассказывает мне, что в доме у ее брата (ему только 25, так что, думаю, единокровный, но у него уже ребенок 8 лет) в четырех комнатах — «2 наверху, 2 внизу» — живут три семьи, 11 человек, 5 из них взрослых.

Со всеми шахтерами, с которыми я знакомился, происходили несчастные случаи — либо с ними самими, либо с их родственниками и друзьями. Двоюродному брату миссис Хорнби глыба угля сломала позвоночник («И он протянул еще семь лет, все время в мучениях»), а ее зять упал в новую шахту глубиной в футов. По-видимому, он бился о стены и на дно упал уже мертвым. Миссис Х. добавляет: «Его и не собрали бы, если бы не новый клеенчатый костюм на нем».

15.2.36
Ходил со сборщиками N. U. W. M. (национальное движение безработных рабочих. — Прим. ред.), чтобы узнавать факты о жилищных условиях, прежде всего в жилых прицепах. Делал заметки. Больше всего бросалось в глаза выражение на лицах некоторых женщин, особенно в перенаселенных автоприцепах. У одной было лицо, как череп. Вид непереносимой нищеты и упадка. Я еще подумал, что самочувствие у нее такое, какое было бы у меня, если бы я с ног до головы был выпачкан навозом. Но все эти люди, казалось, принимают свои условия жизни как данность. Им снова и снова обещали жилье, но все напрасно, и они пришли к убеждению, что пригодный для жизни дом есть нечто недостижимое. <...>

16.2.36
Большое волнение: чета, которая жила здесь месяц в период Рождества, арестована (в Престоне) как фальшивомонетчики, и предполагается, что они делали фальшивые монеты, когда находились здесь. Полицейский инспектор пробыл здесь час, задавал вопросы. Миссис Ф. говорит, что заглядывала в их комнату, когда их не было, и нашла под матрасом кусок чего-то вроде припоя и маленькие сосуды вроде рюмок для яиц, только побольше. Миссис Ф. немедленно соглашалась со всеми соображениями инспектора, а когда он обыскивал комнату наверху, я тоже высказал два предположения, и с ними она тоже согласилась. Я видел, что она уверилась в их виновности, когда узнала, что они не женаты. Инспектор записал ее показания, и тут выяснилось, что она не умеет читать и писать (может только расписаться); муж читать кое-как может.<...>

17.2.36
Газетные агенты довольно жалкие. Работа, конечно, тяжелейшая. Я представляю себе так, что «Джон Булль» нанимает людей, которые бьются изо всех сил, кое-как крутятся какое-то время, потом увольняет их, берет новых и т. д. Полагаю, они зарабатывают в неделю 2–3 фунта. Оба семейные, один из них — дед. Они так стеснены в деньгах, что не могут платить за пансион, платят сколько-то за комнату; у них буфетик в кухне, достают оттуда хлеб, пакетики маргарина и пр. и стыдливо сами себе готовят. На день им назначают обойти столько-то домов, они стучат в каждую дверь и оформляют заказы. Сейчас проворачивают какую-то аферу от «Джона Булля»: ты получаешь «бесплатно» чайный сервиз, если пошлешь талоны на два шиллинга и двадцать четыре купона. Поев, садятся заполнять бланки на завтра; старший в конце концов засыпает в кресле и начинает громко храпеть.<...>

18.2.36
Ранним утром фабричные работницы топают деревянными подошвами по булыжным улицам с устрашающим звуком, как войско, устремившееся в бой. Кажется, это характерный звук Ланкашира. И характерный отпечаток в грязи — след железной подковы, как половины коровьего копыта. Деревянные башмаки очень дешевы. Стоят около пяти шиллингов пара и носятся годами, только подковы приходится менять, а их цена — несколько пенсов.

Как везде и всегда, типичная для этой местности одежда считается плебейской. Почтенная, но очень угнетенная женщина, которую я посетил со сборщиками пожертвований для N. U. W. M., сказала:

— Я всегда содержала себя прилично. Никогда не носила платок на голове — не показываться же людям в таком виде. Но что толку. Под Рождество нас совсем прижало, думаю: пойду-ка к благотворителям (какая-то благотворительная организация дает коробки с едой). Пришла, а этот в церкви говорит мне: «Тебе, — говорит, — благотворительность не нужна. У многих дела похуже. Сколько людей живут на одном хлебе и повидле», — говорит. «А почем вы знаете, на чем мы живем?» — говорю. «Не так уж бедно вы живете, если так хорошо одеты», — это про то, что на мне шляпа. Никакой мне помощи не дали. Пошла бы я в платке — дали бы. Вот что получаешь, когда содержишь себя прилично.

Книги автора

Дневники

Дневники

Джордж Оруэлл
790 ₽

Рубрики

Серии

Раздзелы

Издательство