09 Марта 2021
Поделиться:

О чем трещат дельфины?

В человеческом мире океан ассоциируется с тишиной, а его обитатели кажутся нам безмолвными. На самом деле этот удивительный мир полон звуков, а дельфины или киты общаются между собой. О дельфиньем «языке» рассказывает морской зоолог, водолаз, специалист по поведению животных Наталия Червякова.

Пожалуй, самый частый вопрос, который мне задают, звучит примерно так: «О чем трещат дельфины?» Именно этот вопрос неизменно ставит меня в тупик, и именно о том же я часто думаю, начиная тренировку. Этот вопрос на протяжении десятилетий занимал умы ученых и не дает покоя исследователям до сих пор. О некоторых видах китообразных — о дельфинах в частности — мы знаем довольно много. Самые изученные и популярные дельфины — афалины. Это прибрежные виды, населяющие все теплые моря. Афалины очень полиморфны: популяции в разных районах земного шара могут сильно отличаться. Даже дельфины одной акватории, живущие в разных группах, использующие разные стратегии охоты и кормовые базы, отличаются от своих соседей по популяции. Пластичность внешнего облика афалин прекрасно соотносится с многообразием их способов охоты и возможностью приспосабливаться к условиям среды. Кроме того, они очень социальны и часто создают альянсы с другими видами животных. Из-за такого набора особенностей именно афалин чаще всего содержат в дельфинариях и задействуют в научных экспериментах.

В человеческом мире принято считать, что океан — это мир безмолвия. На самом деле океан полон звуков, и китообразные воспринимают пространство и себя в нем посредством звуков различного характера.

В среде с ограниченной видимостью это жизненно важно. Если вы хоть раз встречали под водой группу дельфинов, вы помните, сколько свистов и щелчков сопровождало их появление. Мы знаем, что некоторые усатые киты (те, про которых нам известно) и кашалоты располагают репертуаром сложных песен, синтаксически схожих с человеческой речью. Мы знаем, что у зубатых китов — дельфинов и косаток — отросток слухового нерва прорастает в зрительную кору, то есть можно сделать предположение, что животные «видят» звуковые сигналы: вероятно, как мы можем видеть картинку на мониторе УЗИ-аппарата.

Абсолютно все виды китообразных — будь то дельфины или киты — общаются между собой с помощью звуков.

Мы можем их записывать, систематизировать и сравнивать; можем иногда понимать общий контекст свистов, если наблюдаем действие, которое они сопровождают, однако их коммуникативные свойства нам неизвестны. Мы не знаем, о чем именно свистит дельфин, что он «говорит». Мы даже не можем с уверенностью сказать, язык ли это.

Высшие млекопитающие с развитым, как у человека, мозгом не могли не привлечь к себе внимания ученых. Попытки наладить с дельфинами вербальную связь, изучение интеллекта, «языка» и эхолокационных способностей предпринимались много раз, начиная с середины ХХ века. Череда удачных и неудачных экспериментов значительно расширила границы восприятия дельфинов как интеллектуалов моря. Современные исследования китообразных изменили вектор задач, и все больше наблюдений за животными проходит в естественной среде. Да, в природе сложно наблюдать за дельфинами и китами. С поверхности вы можете увидеть плавник или спину животного и определить, чем оно занято — отдыхает, играет или охотится. Но зверь делает вдох, ныряет — и без специального оборудования вы уже не знаете, что происходит под водой. Несмотря на то что с дикими животными сложно ставить эксперименты, только так можно узнать больше о социальных связях, взаимодействии и образе жизни китообразных.

Кстати, вопрос дельфиньего «языка» до сих пор вызывает споры и остается открытым. Изучение звуковой коммуникации дельфинов в неволе тоже затруднено: некоторые элементы естественного поведения отсутствуют, а репертуар свистов обеднен. Это логично, если учесть отсутствие в вольере хищников, смены стратегий охоты (дельфин «охотится» на рыбу в ведре) и наличие общей стабильной среды. Проводя аналогию с людьми — в обычной офисной жизни не часто услышишь терминологию каюров или загонщиков псовой охоты. Кроме упрощения «языка» в дельфинариях животные начинают активно заимствовать звуки, если содержатся с другими видами китообразных. Белухи, например, очень часто копируют и используют свисты афалин. Такая вот способность к иностранным языкам.

Анализ и сравнение звуков, издаваемых дельфинами, дали понимание, что придумывание имен — не эксклюзивная идея человечества.

Дело в том, что во всех естественных популяциях афалин и у родившихся в неволе дельфинов есть свои имена. Это сигнатурные свисты, или свисты-подписи. В течение первого года жизни дельфиненок выбирает себе свой свист, который становится его индивидуальным маркером. Зверь регулярно издает этот звук, чтобы члены группы знали, где он находится, — важное свойство в такой динамичной среде, как вода. Экспериментально показано, что дельфины помнят свисты — подписи своих знакомых сородичей многие годы и узнают их, если проигрывать аудиозапись свистов животного, которого давно нет поблизости. Косатки живут семьями, и сигнатурные свисты каждого члена семьи несут еще и «фамильную подпись». Чем меньше родство семей, тем сильнее отличаются сигнатурные подписи. Различие коммуникативных звуков в разных популяциях косаток так велико, что можно говорить о диалектах. Наличие диалектов справедливо и для афалин. Детеныши с младенчества учатся «языку» своей группы, и если поместить дельфина из одной «языковой группы» в другую, то ему потребуется время, чтобы начать понимать сородичей.

В следующий раз, когда встретите дельфинов под водой, послушайте внимательно их свисты. Обратите внимание на многообразие и изменчивость звуков. Вдруг именно вы решите загадку с дельфиньим языком.

Рубрики

Серии

Раздзелы

Издательство