07 Сентября 2022
Поделиться:

Определить состояние аффекта и сохранить объективность: как судебный психиатр оценивает вменяемость преступника

Высшая мера наказания связана с этической дилеммой: что, если преступник оказался жертвой душевной болезни и не осознавал своих действий? К выходу книги историка Тамары Эйдельман «Право на жизнь: История смертной казни» судебный психиатр Алексей Петров рассказал о тонкостях своей работы.

Тяжелое правонарушение, такое как убийство или насилие с особой жестокостью, это всегда проявление психического расстройства?

Мне хотелось бы ответить на этот вопрос утвердительно, ведь сложно себе представить, что может послужить причиной для преодоления морально-этической грани и привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления. Конечно же, люди, совершившие подобное, как правило, оказываются в той или иной степени подвержены расстройствам психической деятельности. Однако это не стопроцентная зависимость. Дело не только в размытости границ между понятиями психического заболевания и психического здоровья, но и в наличии возможных внешних факторов, условий и обстоятельств, которые способны повлиять на поведение человека в моменты совершения преступления, например воздействие психоактивных веществ, состояние аффекта и др.

Как психиатр определяет, насколько человек был вменяем в момент совершения преступления?

Установка невменяемости — это прерогатива суда, тогда как в судебно-психиатрической практике используется понятие: «способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими». Снижение или отсутствие любой из перечисленных способностей может послужить решению суда о вынесении ограниченной или полной невменяемости. Соответственно при проведении экспертизы нельзя выделить какой-то основной фактор, сигнализирующий о невменяемости. В разных ситуациях он всегда будет отличаться.

Иногда степень вменяемости определяет сам характер противоправного действия, например его нелепость или, наоборот, излишняя жестокость, иногда — интеллектуальные и личностные особенности подэкспертного, внешние обстоятельства произошедшего.

Рассмотрим состояние аффекта. Оно бывает двух видов — физиологическое и патологическое. Оба состояния характеризуются возникновением интенсивных, доминирующих в сознании эмоциональных переживаний, способных влиять на поведение человека. Но если при физиологическом аффекте способность руководить своими действиями снижается, а сознание сужается, то при патологическом аффекте полностью теряется контроль над регуляцией своей деятельности, а сознание помрачается.

Что может подтвердить или опровергнуть слова человека о том, что он совершил преступление в состоянии аффекта?

Достоверная установка состояния аффекта основывается не на одних словах обвиняемого. В ходе судебно-психиатрической экспертизы проводится подробное исследование обстоятельств совершения преступления, особенностей поведения подэкспертного до и после деликта — на основании и его слов, и свидетельских показаний, а также изучение личности обвиняемого. В каждом из перечисленных факторов могут скрываться доводы, как подтверждающие наличие состояние аффекта, так и отрицающие его. Именно поэтому симулировать данное состояние практически невозможно — соблюсти все необходимые составляющие крайне сложно.

Для симуляции психического расстройства человек должен не только быть отменным актером, но и достаточно глубоко разбираться в психиатрии.

Его действия до и после совершения преступления должны соответствовать картине психического расстройства. А возможность симулировать, например, нарушение мышления в условиях стационарной судебной экспертизы сводится практически к нулю.

Человек, совершивший преступление под влиянием расстройства, обычно направляется на принудительное лечение. Предполагается, что даже самые жестокие преступники могут излечиться?

В большинстве случаев принудительное лечение направлено на стабилизацию хронического психического состояния, то есть коррекцию эмоциональных, аффективных, волевых и других типов нарушений, которые привели к совершению деликта. Полное восстановление психической деятельности при подобных заболеваниях — довольно редкое явление, однако можно добиться хорошей ремиссии и предотвратить рецидивы и ухудшение состояния. Пациент выписывается на постоянной поддерживающей терапии под наблюдение районного психиатра.

Существует понятие временных психических расстройств — это могут быть острые психозы или состояния патологического аффекта. В таких случаях осознание совершенного в прошлом преступления затруднительно, ведь практически всегда при данных состояниях период расстройства полностью или частично амнезируется. В будущем можно понять и принять, но вряд ли полностью осознать те действия, совершения которых не помнишь. В большинстве случаев можно говорить о полном восстановлении психической деятельности, однако нельзя исключить риск рецидива или психотравмы, связанной с принятием совершенного преступления.

Как психиатру сохранить объективность при оценке действий убийц и насильников?

В своей практике я ни разу не встречался с проблемами сохранения объективности при работе в экспертизе. Думаю, что способность быть объективным заложена в судебных экспертах как личностная особенность. Изначально все мы получали медицинское образование, а кто как не врач, стремится во что бы то ни стало выяснить истинные причины того или иного состояния, поведения, болезни и в соответствии с полученными данными оказать посильную помощь в сохранении и восстановлении справедливости?

Беседу вела Анна Уткина.

Книги

Новинка
Право на жизнь: История смертной казни

Рубрики

Серии

Разделы

Издательство