25 Октября 2021
Поделиться:

Письма Бруно Грёнингу: терзания немцев в послевоенной Германии

Книга «Земля, одержимая демонами» описывает механизмы человеческой психики, которые рождают в людях веру в мистику. Одним из ярких примеров такого феномена стал Бруно Грёнинг, чье имя стало известно широкой общественности в конце 1940-х гг., когда он объявил себя целителем и заявил, что его методы лечения исключают необходимость любого вмешательства со стороны официальной медицины. Историю Грёнинга освещало издание Revue, в частности врач и психолог из Марбурга Г.Х.Фишер. Он проанализировал тысячи писем, которые ежедневно приходили к Грёнингу со всей страны, и пришел к интересным выводам, о которых мы расскажем в этом материале.

Доктор Фишер исследовал почти 8000 имевшихся на тот момент писем к Грёнингу, в них немцы описывали свое недуги и просили о помощи. Согласно наблюдениям Фишера, больше половины писем пришло от женщин. Возраст адресатов составлял от 20 до 60 лет, почти все они относились к среднему и низшему классам. Такие выводы доктор сделал, основываясь на стиле изложения и описанных деталях.

Эти письма на самом деле рассказывали гораздо больше, чем описанные в них истории болезней. Люди писали о потерянных домах, о пропавших близких, о чувстве вины и скорби, о глубоком разочаровании и семейных конфликтах. Так или иначе, все это было связано с войной. Одна женщина рассказывала, насколько ухудшился ее ревматизм с тех пор, как она попала под бомбежку в 1944 г. «Меня всюду приходится носить, я всегда завишу от других». Около четверти писавших утверждали, что врачи расценивают их состояние как неизлечимое. Остальных доктор Фишер характеризовал как морально дезориентированных. Они не видели надежды, чувствовали опустошение и задумывались о суициде.

Для большинства врачей в 1949 г. болезни не существовало, если у нее не было «органической причины». Если пациенты жаловались на боль, у которой не находили физического основания, врачи искали другие объяснения, которые часто намекали на отсутствие моральных устоев у пациента. Возможно, это симулянт, выклянчивающий пособие по инвалидности, или же ему не хватает силы характера, чтобы пережить тяжелые времена. Доктор Фишер был убежден, что письма Грёнингу были свидетельством того, что такой подход пора пересмотреть. Согласно заявлениям доктора Фишера в прессе, психосоматические болезни «являются эпидемией нашего времени». Письма документируют истории частных бедствий, но также обнажают, по его выражению, «историю бедствий Германии».

Однако необходимо критически относиться и к словам самого Фишера. Описывая болезни, вызванные судьбой, он имел в виду не психологическую травму. Речь шла о болезнях, вытекающих, как представлялось Фишеру, из специфических для опыта Германии «последних лет». Он отмечал, что Германия испытала наибольшее потрясение по сравнению с другими странами, и связывал с этим физические недуги. Когда же Фишер писал о «результате событий последних лет», то имел в виду не эпоху нацизма. Он говорил лишь о тех последних годах, когда война пришла к немцам домой. Немецкие читатели должны были это понимать, видя на страницах Revue упоминания бомбежек и особенно изнасилований. Это, знали они, означало разгром и оккупацию — и именно оккупация стала причиной всех унижений, как они считали.

Сосредоточившись на ограниченном понимании пережитого опыта и говоря лишь о собственных утратах, нация смогла временно снять с себя бремя вины. В послевоенном нарративе жители Западной Германии начали воспринимать себя истинными жертвами войны, которую начал Гитлер, а проиграла вся страна.

Фото: Werner Bischof

Рубрики

Серии

Раздзелы

Издательство