30 Апреля 2021
Поделиться:

Умники и максималисты: о спектакле по роману «Общага-на-Крови»

11 и 12 мая режиссер фильма «Человек из Подольска» Семен Серзин представит спектакль «Общага на крови» по роману Алексея Иванова. В интервью режиссер рассказал о своем видении романа, работе над спектаклем и художественном переосмыслении лихих 90-х.

В театральном центре «На Страстном» состоится премьера спектакля «Общага на крови» режиссера Семена Серзина. Для «Невидимого театра» это первая постоянная постановка в Москве.

В основе спектакля роман, написанный Алексеем Ивановым во время учебы в Уральском государственном университете, автору на тот момент был всего 21 год. Герои романа — умники и максималисты, и они умеют находить причины, разрешающие совершать такие поступки, которые совершать не хочется и не следует.

Волею обстоятельств из обычного общежития выселяют компанию из пяти студентов, и молодые люди переходят на «нелегальное положение». Чтобы выжить в общаге, им приходится жертвовать очень многим. Но до каких пределов дозволено доходить, не предавая себя и друзей?

Режиссер Семен Серзин рассказывает о том, каким он увидел роман Алексея Иванова и как перенес его в сценическое пространство.


Фотограф: Георгий Кардава

Иванов — писатель с широким авторским диапазоном, и, даже если вынести за скобки его исторические костюмные вещи, есть множество романов на современном материале или материале недавнего прошлого. Почему именно «Общага-на-Крови»?

Мой брат Женя Серзин снимался в фильме «Общага» Ромы Васьянова по этому же роману. Он как-то рассказал об этом, и мне запомнилось название книги. Потом уже в книжном магазине я наткнулся на нее, прочитал, мне запало, и я решил, что надо делать. Я не так подробно знаком с творчеством Алексея Иванова, но с этой книгой все сложилось само собой.

«Общага-на-Крови» написана почти три десятилетия назад. Как вы считаете — это роман про 90-е и смену эпох? Или про сегодня?

Да, конечно, это про эпоху 90-х, перестройки, но, мне кажется, он еще и про сегодня. То, как мы живем сейчас, неизменно связано с перестройкой, с надеждами, с обрушившимися хаотичными 90-ми, оттепелью середины нулевых и наступившей депрессией застоя 2020-го. В этом актуальность романа и сегодня. Ведь перестройка началась, но не закончилась. Она претерпевает различные фазы и рано или поздно должна прийти к «принятию».

В романе есть цитата: «Общага — как женщина: за ложь мстит, а правды не переносит». Правды на земле по-прежнему нет?

Думаю, что нельзя так просто ответить на вопрос, есть ли правда или ее все-таки нет. Это, наверное, какой-то извечный поиск и главенствующий вопрос: что такое вообще правда, в чем она, где она. Это как любовь. Скорее, это какое-то равновесие, которое ты постоянно пытаешься найти: с самим собой, с этим миром. Все время находишь, тут же теряешь и находишь вновь.


Фотограф: Георгий Кардава

Вы сняли фильм по книге Дмитрия Данилова «Человек из Подольска», сыграли в фильме по роману Алексея Сальникова «Петровы в гриппе и вокруг него». Все эти книги — включая «Общагу» — о России после лихих 90-х. Есть ли, на ваш взгляд, в них что-то общее?

«Общага» все-таки не про 90-е, а про исход Советского Союза, про перелом, который происходил в стране, когда ломался один мир и ему навстречу шел другой, неизведанный и новый. «Человек из Подольска» — это вообще современный материал, «Петровы в гриппе» — это начало 2000-х. Поэтому ни одна из этих книг напрямую с 90-ми не связана, но какое-то общее ощущение, возможно лично мое, так как я так или иначе соприкасался в работе со всеми этими произведениями, конечно, есть. Но я бы их не связывал вот так буквально, скорее их объединяет точное улавливание момента и страны, людей в этом моменте. Ну и еще все эти книги — это очень хорошая литература.

Сильно ли сценарий расходится с романом? Что в романе для вас было основным, что вы взяли в основу спектакля?

Сценарий отличается не сильно, никаких отклонений от романа нет. Мы просто сформировали наиболее интересную сюжетную линию. Можно сказать, что мы взяли «экстракт» романа, при переводе на язык театра было необходимо расчистить всю «литературу» и оставить то, что нужно сыграть, вытащить оттуда действие и показать борьбу этих ребят за жизнь.

Выхода из «Общаги», кроме смерти, нет? Уход из общаги равен уходу из жизни? Надежды нет?

Есть ли жизнь на Марсе? Есть ли надежда? Ну конечно, надежда есть. Мне вообще нравится, что этот роман так наивно берет и расчерчивает весь мир, всю жизнь на троечников и отличников. Ставится выбор: или ты троечник и приспособленец и готов договариваться со своей совестью, идти на бесчисленные компромиссы, или ты готов покончить с собой и не мириться ни с чем. Но жизнь не такая черно-белая, в ней ничего не бывает настолько очевидно и нет такого радикального деления.

Беседу вела Татьяна Соловьева.

Книги

Новинка
Общага-на-Крови

Общага-на-Крови

Алексей Иванов
450 ₽

Рубрики

Серии

Раздзелы

Издательство