24 Мая 2021
Поделиться:

«Зачем читать рукописи? Это как если бы Вы мне задали вопрос, зачем читать книги»

О первой славянской азбуке и ее источниках, о святых Кирилле и Мефодии, о путанице между старославянским и церковнославянским языками и о том, зачем нам изучать рукописи профессор кафедры русского языка филологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, д.ф.н. Татьяна Пентковская рассказала в большом интервью ко Дню славянской письменности и культуры.

Предлагаю начать с самого простого: сегодня День славянской письменности и культуры. По вашим ощущениям, все ли хорошо понимают, что именно мы празднуем?

Организаторы многочисленных мероприятий, посвященных этому дню, и их участники точно это понимают. Для всех остальных групп, наверное, это может выявить соцопрос. Наверняка такой соцопрос проводился, и неоднократно, если нет – дарю идею.

В Болгарии, например, празднуется и 11 мая, и 24 мая. 11 мая – это День Первоучителей – святых братьев Кирилла и Мефодия.

Кстати сказать, нам с коллегой, Еленой Владимировной Беляковой из Института российской истории РАН, довелось (правда, дистанционно) принять участие в подготовке выставки в Болгарии, открытие которой было специально приурочено к этому дню. Эта выставка проводится в рамках нашего совместного с болгарской Академией наук проекта «Монастырские библиотеки в южнославянских землях и на Руси в XIV–XVI вв.», который финансирует Российский фонд фундаментальных исследований и Национальный научный фонд Болгарии. На нескольких стендах в парке перед Народным театром в Софии разместили информацию о книжной деятельности в крупных монастырских центрах в Болгарии и на Руси в этот период, о том, какого рода книги собирались и переписывались в этих монастырях, как осуществлялось культурное взаимодействие между книжными центрами и так далее.

Выставка рассчитана на самую разнообразную аудиторию, прежде всего, на тех, кто проходит мимо и может ненадолго остановиться, посмотреть и заинтересоваться. И самым сложным для нас оказалось, как ни странно, написать очень короткие тексты о том, что такое, например, типикон (церковный устав), какие есть типы Евангелия и Апостола, в общих чертах представить структуру монастырских библиотек и рассказать об их формировании. Мы, как нам казалось, писали коротко и просто, но нас все время просили сократить еще раз, а потом еще раз… В итоге от исходного текста оставался буквально один абзац! И это как раз очень оправданно, потому что основная идея выставки – это именно популяризация сведений о развитии культурных связей между славянскими странами, в осуществлении которых монастырские книжные собрания в Болгарии и на Руси играли огромную роль. Идея этой выставки принадлежит нашим коллегам из Кирилло-Мефодиевского научного центра доц. Марко Скарпа и гл. асс. Тотке Григоровой. Надеемся, что после завершения самой выставки ее материалы будут доступны на странице Кирилло-Мефодиевского научного центра.

Кем были Кирилл и Мефодий? Почему именно они стали создателями славянской азбуки? И какие были предпосылки у создания азбуки?

На первую часть этого вопроса коротко можно ответить так: св. Кирилл и Мефодий – создатели первой славянской азбуки. Русская православная церковь празднует их память как раз 24 мая. Литература, посвященная им, огромна, основные сведения о них можно почерпнуть в их Житиях. Житие Кирилла, как считается, было составлено в Великой Моравии (раннее государство западных славян) в 80-х гг. IX в., возможно, автором его был Мефодий и его ученики. Но самый ранний список этого Жития датируется XV в. Старший список Жития Мефодия, древнерусского происхождения, относится к XII в. Создан этот текст был, по всей вероятности, уже в Болгарии.


Карта Великой Моравии времен Ростислава и Святополка I
Источник: Википедия – свободная энциклопедия

Еще один важный источник сведений о деятельности солунских братьев в Моравии и Паннонии написан по-латыни: это трактат под названием Conversio Bagoariorum et Carantanorum, или Обращение баварцев и хорутан. Это памятник, который по понятным причинам тенденциозно освещает деятельность Мефодия и его учеников в Моравии, потому что создан был он для защиты прав Зальцбургской архиепископии на Нижнюю Паннонию в окружении архиепископа Зальцбургского Адальвина – того самого, который добивался ареста Мефодия и прекращения богослужения на славянском языке.

Памятник этот ценен многими историческими подробностями, касающимися периода христианизации немцев и славян в IX в. и ранее.

Создание же славянской азбуки, вне сомнения, связано с процессами становления государственности разных славянских народов. Это Блатенское княжество – неустойчивое протогосударственное образование, присоединенное князем Святополком I к Великой Моравии, – земли, на которых происходила деятельность Кирилло-мефодиевской миссии. Это, конечно же и прежде всего, Первое Болгарское царство, в котором ученики Мефодия были приняты с почетом после крушения их деятельности в западнославянских землях. Такой прием, поддержанный на государственном уровне, не был случайностью – становление и дальнейшая политическая история Первого болгарского царства проходили в постоянном противостоянии с Византией. Поэтому необходим был письменный вариант собственного государственного языка – языка законов и языка богослужения, которое становилось частью государственной системы.


Первое Болгарское царство в 895 г.
Источник: Википедия – свободная энциклопедия

Но я бы хотела поговорить вот о чем: есть, как кажется, разница в восприятии святых Кирилла и Мефодия в Болгарии и у нас в России. Они византийцы, уроженцы Солуни (Фессалоник). От нас все это достаточно далеко географически. Мы с ними связаны преемственностью алфавита, книжности и типа культуры. В Болгарии (и в принципе на Балканах) иная ситуация. Именно туда бежали, повторюсь, ученики Мефодия после разгрома славянской церковной организации в Моравии. Эти события далекого IX в. нашли в Болгарии отклик в совсем другую историческую эпоху. В одном из музеев Пловдива есть икона 1862 г., созданная зографом Недко из Жеравны. На ней изображены святые Кирилл и Мефодий, которые держат свиток со славянской азбукой (кстати, кириллицей в очень позднем неполном варианте), а внизу весьма характерная подпись на новоболгарском языке: «Болгарские книжники. Эти просветители и апостолы славянские родом болгары, которые создали сегодняшние славянские буквы (азбуку) в 855 г. от Рождества Христова и перевели Св. Писание на древнеболгарский славянский язык. Поэтому все славянское племя должно почитать их память в месяце мае 11-го дня…»

Строго говоря, версия о том, что Константин-Кирилл и Мефодий были этническими славянами (или, допустим, родились в смешанном браке) не подтверждается ранними историческими источниками. Но уже в начале XIII в. в Тырново, столице Второго Болгарского царства, появляются две краткие версии Житий Кирилла и Мефодия («Успение Кирилла» и «Успение Мефодия»), в которых их происхождение уже связывается с Болгарией. Так что эта идея, нашедшая зримое воплощение в иконе, имеет давние истоки – Кирилл и Мефодий здесь не «далекие», а «свои», болгары по рождению, но при этом они просветители «всего славянского племени».

Кирилл и Мефодий были знакомы со звучанием всех славянских языков? Сколько славянских языков существовало на момент создания славянской азбуки?

Понимаете, мы можем посчитать литературные языки, диалекты посчитать сложнее. Причем число литературных славянских языков в современном мире множится, сравнительно недавно появились, например, боснийский и черногорский. Современный литературный язык имеет письменный стандарт, создаются грамматики этого языка, его изучают в школе. Во времена Кирилла и Мефодия такого не было. Именно благодаря их переводам, переводам их учеников и появился литературный язык у славян. Поэтому все, что до этого периода, – это область сравнительно-исторической реконструкции. В результате мы понимаем, на какие диалектные зоны делилась Славия, понимаем, что границы этих диалектных зон далеко не всегда совпадают с современными. Есть перечень отличий, по которым можно разделить славянские диалектные группы. Перечень этот, кстати, не у всех исследователей одинаков. Профессор Хорас Лант считал, что ко времени Кирилла и Мефодия все сводилось примерно к десятку отличий фонетического характера, и это не мешало славянам из разных племен понимать друг друга (если бы они, конечно, встретились). Но он не учитывал, скажем, возможные лексические отличия. Профессор Георгий Александрович Хабургаев, наоборот, считал, что различия и тогда были достаточно велики и затрагивали глагольную систему. И вот как раз благодаря деятельности Кирилла и Мефодия по крайней мере у части славян появился литературный язык, на котором можно было писать, и при этом создавать не только бытовые прагматические тексты. Появился и стал очень быстро развиваться арсенал лингвистических средств, с помощью которых возможно стало создавать книжность на славянском языке. И это стало мощным объединяющим фактором.

Кириллица была общей азбукой для всех славянских языков?

Нет, это не так. Азбукой, которую создали Кирилл и Мефодий, была глаголица.

Тогда что легло в основу глаголицы?

Очевидно, что источников глаголической азбуки было несколько, причем некоторые буквы считаются авторскими по происхождению. Например, первая буква алфавита – азъ – в глаголице имеет форму креста. Отсюда делали вывод о том, что эта азбука составлена в миссионерских целях. А есть буквы, начерки которых восходят к семитским алфавитам. Таково начертание буквы ш. Были попытки связать глаголицу с византийским минускулом – курсивным письмом. Но очевидно, что к одному-единственному источнику поиски нас не приведут.

Давайте немного разберёмся в терминах. Есть старославянский язык, церковнославянский и древнерусский. Мне кажется, что между ними часто возникает путаница: говоря о старославянском языке, люди часто подразумевают под ним некоего предка современного русского языка. Насколько это корректно?

Действительно, даже студенты-гуманитарии, бывает, делают такую ошибку. Старославянский язык – это язык древнеболгарский. Более точно, это язык Первого Болгарского царства, которое прекратило свое существование в 1018 г., язык письменных памятников Х-XI вв. Следующий этап его развития – это церковнославянский язык (который стал называться «церковным» совсем в другую эпоху, но это уже другая история). И вот здесь он уже выходит за рамки одного региона, вбирая в себя особенности разных славянских диалектов. Появляется восточнославянская редакция (то есть региональный вариант) церковнославянского языка, сербская редакция церковнославянского языка. И конечно же, старославянский язык продолжается в среднеболгарской редакции церковнославянского языка. Связывает все эти регионы принадлежность к православию и общий репертуар книжности.

Так что в определенной мере современный русский литературный язык восходит к восточнославянской (древнерусской) редакции церковнославянского языка, а не напрямую к старославянскому.

Какие важные памятники письменности написаны глаголицей?

Сохранились глаголические абецедарии, в частности, Преславский абецедарий – первые тринадцать букв глаголического алфавита в Круглой церкви в Преславе. Есть Парижский глаголический абецедарий, где названия славянских букв написаны латиницей. На основании таких абецедариев и состава графем старейших глаголических рукописей строятся предположения о составе первоначальной глаголицы.

Глаголица была известна и в Древней Руси. Есть кириллические рукописи восточнославянского происхождения, которые содержат вкрапления на глаголице. Это могут быть отдельные знаки, которые использовались, например, для указания вставок, то есть имели, по сути, характер технических помет, но есть и глаголические микротексты. Кроме того, есть надписи глаголицей на стенах церквей, они домонгольского происхождения.

Отдельная большая тема – это хорватская глаголица, ранняя и поздняя. Здесь я могу только ее упомянуть. Так же как и упомянуть о существовании глаголической традиции в Чехии. Как раз один из древнейших глаголических памятников конца Х или начала XI в. – Киевские листки – имеет в языке определенные западнославянские черты. Вопреки своему названию этот глаголический миссал (он содержит фрагменты латинской мессы) происходит не из Киева. Эти семь листков из пергаменного кодекса были найдены в монастыре св. Екатерины на Синае архимандритом Антонином Капустиным в 1870 г. и переданы им в дар Киевской Духовной Академии. Сейчас этот памятник находится в Национальной библиотеке Украины имени В.И. Вернадского.

Ряд ранних глаголических памятников происходит с Афона. Таковы, например, Зографское и Мариинское Евангелия, написанные, вероятно, в начале XI в. Эти памятники отражают древнеболгарские языковые черты. Зографское Евангелие хранится в Санкт-Петербурге, в Российской национальной библиотеке. Основная часть Мариинского Евангелия находится в Москве, в Российской государственной библиотеке, а два листа хранятся в Вене, в Австрийской национальной библиотеке.


Зографское Евангелие
Источник: Официальный сайт Российского исторического общества

Была ли у славян какая-то письменность до появления азбуки?

Черноризец (монах) Храбр, живший, вероятно, в конце IX или начале X в., в своем сочинении «О письменах» (то есть о буквах) сообщает, что до принятия христианства славянами использовались некие черты и резы («черточки и зарубки»). Но вряд ли это собственно письмо.

Понятно, что могли записывать что-то греческим алфавитом, так же, как есть тюркские эпиграфические записи греческими буквами эпохи Первого Болгарского царства. Наверняка были записи латиницей, это уже в другом регионе. До нас дошел старейший памятник с чертами словенской языковой системы – Фрейзенгенские отрывки. Это три текста, записанные латиницей по-славянски в составе латинской рукописи Х в. Тексты эти имеют отношение к христианизации славян, это фрагменты чинопоследования публичной исповеди.

Храбр, кстати, тоже упоминает о такой практике. Он сообщает о том, что до появления азбуки славяне были вынуждены пользоваться латинскими и греческими буквами «без устроения», то есть без системы.

Был ли общий праязык, от которого произошли все славянские языки?

Этот язык как раз и составляет предмет сравнительно-исторической реконструкции в области палеославистики. Он носит название праславянский. В первом приближении он кажется довольно монолитным, но чем большие успехи делает метод сравнительно-исторической реконструкции языков, тем больше становится понятным, что и внутри него имелись свои диалектные различия, которые, в конечном итоге, унаследовали славянские языки разных групп.

Сказалось ли как-то влияние старославянского языка на современном русском языке?

Корректнее, конечно, говорить о влиянии церковнославянского языка. Безусловно.

Современный русский литературный язык – это синтез двух основ: церковнославянского языка русской книжности и русских диалектов.

Значительно церковнославянское влияние в области лексики. И это не только слова, содержащие известные южнославянские по происхождению рефлексы типа надежда, одежда, пещера и так далее. Известный факт: такие слова, как хладокомбинат, здравоохранение по понятным причинам не существовали ни в церковнославянском языке, ни тем более в старославянском. Это псевдославянизмы (сравните русские слова холод и здоровье). Однако так называемые неполногласные сочетания -ла- и -ра-, характерные для церковнославянского, используются литературным русским языком как строевые элементы при образовании новых слов. При активном участии церковнославянизмов развивалась и развивается стилистическая система русского литературного языка. Затрагивает церковнославянское влияние и грамматику: современная система причастий в русском литературном языке унаследована именно из церковнославянского, то есть, в конечном итоге, восходит к старославянскому. Можно приводить и другие примеры. Но важно подчеркнуть, что уже при своем формировании русский литературный язык пошел по пути усвоения значительной части церковнославянского наследия, а не полного отторжения от него.

И давайте, наверное, о самом интересном: зачем учёным изучать рукописи сегодня? И насколько палеославистика перспективная область исторической науки?

Зачем читать рукописи? Это как если бы Вы мне задали вопрос, зачем читать книги. Так ведь и рукописи по содержанию разные. Разные люди читают их с разными целями: у историков это одно, у литературоведов другое, лингвисты черпают из них факты, на основании которых пишут историю языка, химики, допустим, обращаются к истории химии. Общее одно – есть люди, которым это интересно.

Теперь о том, что такое палеославистика. При упоминании этого слова приходилось даже слышать вопрос: «А скажите, пожалуйста, каков возраст Земли?». Это просто люди слышат первую часть слова «палео-» и домысливают дальше, чем эта наука занимается. Про вторую часть слова тоже есть история. В 2013 г. в Минске проходил 15-ый Международный съезд славистов. И весь город был увешан растяжками с надписью: «Приветствуем участников XV Международного съезда славистов!». Так вот коллеги ехали на одно из заседаний съезда на такси, и таксист их спросил: «А Вы не скажете, кто такие слависты? Кого они славят?».

Палеославистика – это не только изучение древнеславянской книжности. Это комплекс дисциплин, изучающих систему связей славянских языков между собой и с неславянскими языками в истории.

Только учитывая палеославистические данные, можно адекватно ответить не только на вопрос, что происходит сейчас в области развития живых славянских языков и языковой политики, но и почему это происходит.

Цикл палеославистических дисциплин предлагает магистерская программа кафедры русского языка филологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Это направление «Историческая русистика и палеославистика», о котором можно прочитать на странице магистерских программ кафедры.

Изучение палеославистических дисциплин, составной частью которых является историческая русистика, – это путь к интеграции, к преодолению культурного атомизма. У нас есть разнообразные и очень интересные культурно-исторические просветительские проекты, посвященные российским древностям. В то же время Советом Европы разрабатывается сеть так называемых «культурных маршрутов» (Cultural Routes of the Council of Europe programme). Фактически это сеть проектов, направленных, в частности, на поддержку местного и регионального культурного наследия, малых региональных языков, туризма, науки и образования. Болгарские коллеги из Академии наук Болгарии разработали маршрут под общим названием «Культурный путь Кирилла и Мефодия». Проф. д-р Славия Берлиева из Кирилло-Мефодиевского центра Болгарской Академии наук, автор концепции, подчеркнула невозможность организации полноценного кирилло-мефодиевского маршрута без участия России, Беларуси и Литвы. Продление европейских культурных маршрутов, интеграция подобных российских маршрутов в общую сеть, безусловно, могли бы стать очень важным фактором, способствующим преодолению нынешнего разобщения между странами. И палеославистика, при условии ее поддержки и развития, могла бы сыграть в этом очень важную роль.

Беседу вела Екатерина Мещерякова.

Рубрики

Серии

Раздзелы

Издательство